Аффилированность кредитора и должника

Вс разъяснил влияние аффилированности на выбор арбитражного управляющего

Аффилированность кредитора и должника

26 декабря Президиум Верховного Суда РФ утвердил дополнение в Обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденный 20 декабря 2016 г.

Как ранее писала «АГ», в обзор, подготовленный для унификации подходов судов к разрешению споров, вытекающих из участия уполномоченных органов в делах о банкротстве, вошли отдельные материалы судебной практики, связанные с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды, а также по иным вопросам, возникающим в связи с участием уполномоченных органов в делах о несостоятельности и в процедурах банкротства. 

Об Обзоре судебной практики по вопросам, связанным с участием управомоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, подготовленном Верховным Судом РФ

Новый пункт (27.1) обзора касается утверждения кандидатуры временного управляющего. ВС указал, что таковым не может быть утверждено лицо, кандидатура которого предложена кредитором, аффилированным по отношению к должнику.

В качестве примера приводятся материалы дела, в котором кооператив обратился в арбитражный суд с заявлением о введении в отношении акционерного общества-должника процедуры наблюдения, признании требований кооператива обоснованными и включении их в реестр требований кредиторов с удовлетворением в третью очередь, а также об утверждении кандидатуры временного управляющего, предложенного кооперативом.

Затем с заявлением о банкротстве того же должника обратился банк, который предложил иную кандидатуру арбитражного управляющего.

После возбуждения дела о несостоятельности банк погасил задолженность общества перед кооперативом и, полагая, что в данной ситуации именно его требование является первым обоснованным, попросил суд утвердить предложенную им кандидатуру арбитражного управляющего.

Кроме того, банк поставил под сомнение независимость кандидатуры, предложенной кооперативом, ссылаясь на их аффилированность друг другу в силу ст. 19 Закона о несостоятельности (банкротстве).

Суд первой инстанции признал заявление банка обоснованным, ввел в отношении должника процедуру наблюдения, однако утвердил кандидатуру арбитражного управляющего, предложенную кооперативом.

При этом суд исходил из того, что право выбора кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации в данном случае не может перейти к другому лицу при погашении изначально заявленного требования.

Также он отметил, что утвержденный им арбитражный управляющий не является заинтересованным лицом как по отношению к должнику, так и к кредитору.

Данное решение в апелляции не устояло. Суд апелляционной инстанции указал, что по общему правилу временным управляющим утверждается лицо, кандидатура которого была предложена в первом заявлении о признании должника банкротом, если это заявление являлось обоснованным на момент его подачи – независимо от погашения требования впоследствии.

Между тем, отметила апелляция, первая инстанция не учла особенности рассмотрения дела о банкротстве, возбужденного по заявлению самого должника и аффилированных с ним лиц. Так, при подаче заявления о банкротстве самим должником кандидатура временного управляющего определяется посредством случайного выбора (п. 5 ст.

37 Закона о банкротстве) с целью обеспечения его подлинной независимости и предотвращения возможного конфликта интересов. Поскольку должник и аффилированные с ним лица имеют общий интерес, отличный от интереса кредиторов, нормы п. 5 ст. 37 закона подлежат применению по аналогии (п. 1 ст.

6 ГК РФ) и в случае, когда кандидатура временного управляющего предложена связанным с должником лицом – заявителем по делу о банкротстве.

Суд апелляционной инстанции, установив, что первый заявитель – кооператив, чье требование на момент подачи в суд заявления являлось обоснованным, аффилирован по отношению к должнику, утвердил посредством случайного выбора временного управляющего из СРО, в которой кандидат, предложенный кооперативом, не состоял.

ВС отметил, что аналогичный подход применим и в ситуации, когда кандидатура временного управляющего, а также СРО предложены лицом, которое при отсутствии формально-юридических признаков аффилированности имеет возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия.

Комментируя «АГ» данное разъяснение Верховного Суда, партнер АБ «Резник, Гагарин и Партнеры» Сергей Косоруков полностью поддержал его включение в обзор.

Он отметил, что в целях исключения неправомерных и недобросовестных схем взаимодействия несостоятельного должника и аффилированного с ним кредитора оправданно применять правило п. 5 ст.

37 Закона о банкротстве, касающееся случайного выбора временного управляющего, к случаям возбуждения дела по заявлению не только должника, но и аффилированного с ним кредитора.

«Особенно ценно, что ВС распространил данное правило также на лиц, которые при отсутствии формально-юридических признаков аффилированности имеют возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия», – подчеркнул эксперт.

При этом Сергей Косоруков добавил, что зачастую именно фактическая взаимосвязь и подконтрольность должника его кредитору при отсутствии между ними аффилированности как таковой существенно влияют на действия должника и соответствующего кредитора в деле о банкротстве и могут являться причиной нарушения прав иных кредиторов должника.

По мнению заместителя директора департамента корпоративного права юридической фирмы «РКТ» Маргариты Куратовой, запрет на утверждение кандидатуры временного управляющего по заявлению лица, как непосредственно аффилированного с должником, так и контролирующего его, является назревшей необходимостью.

«Зачастую для обхода правила об определении кандидатуры управляющего посредством случайного выбора недобросовестными бенефициарами должника использовалась схема подачи заявлений о банкротстве от указанных лиц.

При этом иными кредиторами обоснованно ставилась под сомнение деятельность такого управляющего – в том числе, его независимость», – пояснила она.

Эксперт полагает, что законодатель продолжит тенденцию, направленную, с одной стороны, на защиту прав не зависимых от должника кредиторов, с другой – на ограничение обхода закона со стороны должника и взаимосвязанных с ним лиц в своих интересах.

В тоже время управляющий партнер АБ «Макаров, Карачёва и партнеры», адвокат Дмитрий Макаров считает дополнение весьма неоднозначным как с точки зрения его внесения в обзор, касающийся только дел с участием уполномоченных органов, так и возможности ему следовать, поскольку назначение внешнего управляющего происходит при проверке обоснованности заявления о несостоятельности, и в этом заседании вправе участвовать только должник и конкурсный кредитор. «Если следовать логике обобщенной в добавленном пункте правовой позиции, суд должен проверить заинтересованность кредитора. Каким, интересно, образом? – задается вопросами эксперт. – Откуда у суда появится для этого нужная информация? Если кредитор заинтересован, он такую информацию о себе едва ли предоставит».

Также вопросы у Дмитрия Макарова вызвал последний абзац п. 27.

1: «Каким образом суд сможет установить признаки “ситуации, когда кандидатура временного управляющего, саморегулируемой организации предложены лицом, которое при отсутствии формально-юридических признаков аффилированности имеет возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия”?» По мнению адвоката, данная позиция предоставляет право иным конкурсным кредиторам оспаривать кандидатуру и действия управляющего, что затруднит процедуры банкротства.

Управляющий партнер юридической фирмы «LLC-Право» Дмитрий Лизунов считает, что внесенное в обзор дополнение отражает позицию ВС к аффилированным с должником лицам. «Им, в частности, отказывают во включении в реестр требований кредиторов, если финансирование должника происходило через займы, а также если задолженность создана искусственно», – пояснил он.

Указанные подходы, по мнению эксперта, обусловлены злоупотреблениями со стороны контролирующих должника лиц. «При этом суды нижестоящих инстанций заняли позицию повального отказа во включении их требований в реестр кредиторов. И теперь уже на повестке стоит риск неразборчивого подхода. Кроме того, нижестоящие суды часто расширяют сферу применения подходов ВС», – подчеркнул он.

Дмитрий Лизунов отметил, что п. 27.

1 обзора уточняет ранее выработанную позицию Суда о том, что переход статуса заявителя по делу о банкротстве к иному лицу не предоставляет ему права пересмотреть предложенную первым заявителем кандидатуру арбитражного управляющего. «В данном случае ВС пошел еще дальше, фактически приравняв заявителя по делу (в случае если он является аффилированным лицом) к должнику (по аналогии закона)», – пояснил он.

По мнению эксперта, с учетом того, что поправка внесена в обзор практики для уполномоченного органа в деле о банкротстве, в наступающем году борьба с аффилированными лицами усилится и можно будет ожидать повального назначения на процедуры банкротства арбитражных управляющих путем их случайного выбора судами.

Однако он считает, что проблему аффилированности это не решит, поскольку арбитражный управляющий может стать заинтересованным и после его назначения.

«В делах о банкротстве арбитражный управляющий действует в условиях тройственного конфликта интересов, являясь “слугой трех господ” –должника, кредитора и общества, при этом его независимость определяется только его финансовой состоятельностью (по аналогии с судьями)», – отметил Дмитрий Лизунов.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-razyasnil-vliyanie-affilirovannosti-na-vybor-arbitrazhnogo-upravlyayushchego/

Если кредитор аффилирован с должником

Аффилированность кредитора и должника

Ольга Жданова, ИНТЕЛЛЕКТ-С: «Верховный Суд разобрался в ситуации, а не стал “причесывать всех под одну гребенку” корпоративности».

19.03.2019 | Новая адвокатская газета | Зинаида Павлова

Как пояснил Суд, действующее законодательство о банкротстве не позволяет снизить очередность удовлетворения требований связанных кредиторов по гражданским обязательствам, не являющимся корпоративными. Эксперты «АГ» положительно оценили позицию Верховного Суда.

По мнению одного из них, она защищает интересы добросовестных аффилированных с должником лиц в делах о банкротстве, позволяя им получить вложенные денежные средства наравне с иными кредиторами третьей очереди.

Другой эксперт отметил, что в рассматриваемом деле ВС разобрался в ситуации, а не стал «причесывать всех под одну гребенку» корпоративности.

4 февраля Верховный Суд РФ вынес определение по делу об оспаривании кредитором, являющимся мажоритарным участником группы компаний, куда входил должник-банкрот, отказа суда включить его требования в реестр.

Суды усмотрели злоупотребление правом в действиях кредитора

В 2011 году ООО «Анкор Девелопмент», входящее в группу компаний «Анкор», заключило договор процентного займа с предпринимателем Сергеем Плешковым, являющимся мажоритарным участником этой ГК.

Через четыре года стороны подписали договор новации, по условиям которого ИП предоставил обществу денежные средства на сумму 804 млн руб. (невозвращенный остаток составляет 657 млн руб.). Кроме того, между указанными лицами был заключен договор беспроцентного займа на сумму 50 млн руб.

(невозвращенный остаток составляет 27 млн руб.), данный договор гражданин подписал как физлицо.

После возбуждения в отношении общества процедуры банкротства Сергей Плешков обратился в суд в качестве предпринимателя и физлица с заявлением о включении в реестр требований кредиторов задолженности на сумму 684 млн руб. по договорам займа.

Как было установлено судами, должник и другие юрлица (общества «Северная Генподрядная компания» и «Анкор Инвест») были созданы одновременно для реализации проекта по строительству и дальнейшей эксплуатации торгового центра «Солнечный».

Для привлечения денежных средств на строительство объекта ГК «Анкор» заключила кредитные договоры с ПАО «Сбербанк России» (правопредшественник общества «Нефтесервис»), по условиям которых она должна согласовывать с последним любое заимствование денежных средств и гарантий, обеспечивать высокие показатели финансовой устойчивости и предоставлять подтверждающие целевое использование кредитных средств документы (исключительно на финансирование выполненных работ по объекту и на приобретение оборудования для объекта).

Арбитражный суд отказал в удовлетворении заявления, ссылаясь на ст. 10 ГК РФ, а также на п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. №35.

Так, суд указал на создание между аффилированными лицами искусственного кругооборота денежных средств в виде льготного продолжительного кредитования в форме займов, а также на поведение потенциального кредитора по наращиванию подконтрольной кредиторской задолженности при наличии в этот же период значительной просрочки исполнения обязательств по кредитным договорам.

Впоследствии апелляция отменила это решение и включила в третью очередь реестра требований кредиторов денежные требования Сергея Плешкова на сумму 603 млн руб.

Вторая инстанция исходила из того, что условия заключенных должником с банком кредитных договоров не позволяли привлекать заемные средства от иных (независимых) кредиторов и в то же время допускали финансирование со стороны ГК «Анкор», обязательства должника перед которой, в отличие от других кредиторов, субординации не подлежали.

Докапитализация должника путем увеличения уставного капитала была невозможна из-за корпоративного конфликта между Сергеем Плешковым и другим участником ГК Сергеем Васеневым.

В дальнейшем суд округа отменил постановление апелляции. Поддержав выводы суда первой инстанции, кассация указала на злоупотребление Сергеем Плешковым своими правами, поскольку спорные правоотношения фактически направлены на увеличение уставного капитала в обход требований закона и являются корпоративными.

ВС согласился с позицией апелляции о включении требований в реестр

Со ссылкой на существенные нарушения Сергей Плешков обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ. После изучения обстоятельств дела №А81-7027/2016 Судебная коллегия по экономическим спорам пришла к выводу о ее обоснованности.

Коллегия пояснила, что действующее законодательство о банкротстве не содержит положений, понижающих очередность удовлетворения требований аффилированных (связанных) кредиторов по гражданским обязательствам, не являющимся корпоративными. Факт того, что участник должника является его заимодавцем, сам по себе не свидетельствует о корпоративном характере требования по возврату суммы займа для целей банкротства.

При этом Верховный Суд подчеркнул наличие собственной судебной практики, согласно которой при определенных обстоятельствах участнику либо иному аффилированному по отношению к должнику лицу может быть отказано во включении его требования в реестр, в частности, когда заем прикрывал корпоративные отношения по увеличению уставного капитала (п. 2 ст. 170 ГК РФ) либо когда финансирование предоставлялось в рамках реализации публично не раскрытого плана выхода фактически несостоятельного должника из кризиса при условии, что такой план не удалось реализовать.

Во избежание путаницы ВС пояснил: «При рассмотрении подобной категории дел в каждом конкретном случае надлежит исследовать правовую природу отношений между участником (аффилированным лицом) и должником, цели и источники предоставления денежных средств, экономическую целесообразность и необходимость их привлечения путем выдачи займа, дальнейшее движение полученных заемщиком средств и т.п.».

Поскольку в кредитных договорах с банком содержалось в том числе условие о том, что требования участников ГК «Анкор» перед банком не субординируются, включение такого условия может рассматриваться как действия, направленные на заключение впоследствии соглашения между кредиторами о порядке удовлетворения их требований к должнику (ст. 309.1 ГК РФ). Договорившись об этом, банк (и, как следствие, его правопреемник) согласился с тем, что требования участников группы компаний должника могут быть ему противопоставлены без возражений по мотиву необходимости понижения их очередности. «При этом не имеется каких-либо оснований полагать, что данное условие договора не применяется в процедуре банкротства. Напротив, экономические мотивы урегулирования отношений подобным образом обусловлены в первую очередь возможным банкротством заемщика в будущем», – отметил Суд.

С учетом достигнутой с мажоритарным кредитором договоренности по поводу несубординации требований аффилированных к должнику лиц и того, что механизм привлечения средств для строительства ТЦ не скрывался от независимых кредиторов должника, ВС сделал вывод об отсутствии у нижестоящих судов оснований для понижения очередности погашения задолженности перед Сергеем Плешковым.

Также Суд отметил отсутствие в материалах дела доказательств выдачи Сергеем Плешковым займов с целью компенсации негативных результатов его воздействия на хозяйственную деятельность должника либо сокрытия кризисной ситуации от кредиторов, транзитного характера перечислений с целью создания искусственной задолженности.

По условиям кредитных договоров, банк обладал всей полнотой информации о финансовом состоянии и корпоративной структуре должника и ГК «Анкор», привлеченных инвестициях, имел право прекратить финансирование либо потребовать досрочного возврата кредита в случае ухудшения экономических показателей.

Обязательства должника по кредитным договорам обеспечивались поручительствами аффилированных лиц, а также залогом недвижимого и иного имущества.

Следовательно, банк изначально имел намерение финансировать строительство объекта совместно с ГК «Анкор», являясь по сути соинвестором.

Более того, в дальнейшем между участниками должника и банком велись переговоры о приобретении последним 51% долей в уставном капитале должника в счет задолженности по кредитным договорам.

Таким образом, банк рассматривал участников должника фактически как своих партнеров по строительству ТЦ.

В связи с этим Верховный Суд РФ вынес Определение №304-ЭС18-14031, которым отменил постановление окружного суда и оставил в силе постановление апелляции.

Позиция ВС защитит добросовестных кредиторов-участников

Партнер юридической компании Tenzor Consulting Group Антон Макейчук полагает, что определение ВС РФ имеет безусловно позитивное значение для текущей правоприменительной практики.

«Данный судебный акт по сути развеивает миф некоторых правоприменителей, которые полагают, что раз кредитор является аффилированным к должнику, то его требование подлежит субординации, – отметил он.

– Данная трактовка позиций Верховного Суда о субординации требований, которые сформированы на протяжении последних двух лет, является ошибочной и не соответствует смысловой нагрузке, которую вкладывал в нее Суд».

По мнению эксперта, ВС справедливо отметил: если участник должника является его заимодавцем, это само по себе не свидетельствует о корпоративном характере требования по возврату суммы займа для целей банкротства: «Верховный Суд в очередной раз призывает суды нижестоящих инстанций отойти от формального подхода в рассмотрении споров и исследовать правовую природу отношений между аффилированным лицом и должником в каждом случае отдельно».

По словам Антона Макейчука, в противном случае неверное применение положений о субординации обязательств может привести к негативным последствиям в развитии рыночных отношений и дестабилизирует и без того хрупкую экономическую ситуацию на рынке, поскольку участникам (аффилированным лицам) будет крайне невыгодно и рискованно вкладывать свои денежные средства в реализацию тех или иных проектов компании. «Таким образом, отраженная в комментируемом определении ВС позиция направлена на защиту добросовестных кредиторов-участников (аффилированных лиц) в делах о банкротстве, позволяя им получить вложенные денежные средства наравне с иными кредиторами третьей очереди», – отметил эксперт.

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/commenters/esli_kreditor_affilirovan_s_dolzhnikom/

Аффилированные юридические лица при банкротстве: понятие, признаки, правила доказывания

Аффилированность кредитора и должника

Аффилированные лица при банкротстве юридических лиц — это люди или организации, которые могут оказывать влияние на деятельность существующих юридических лиц, если последние занимаются осуществлением различных видов предпринимательской деятельности.

Правовая основа

Определение аффилированного лица содержится в положениях статьи 4 Закона РСФСР № 948-1, датированного 22 марта 1991 года. Указанная статья в части абзацев 26-35 даёт определения понятий, связанных с аффилированностью юридических и физических лиц, в том числе, если речь идёт об участии рассматриваемой организации в группе компаний.

Если говорить о процедуре банкротства, которая проводится в соответствии с положениями Федерального закона №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», понятие «аффилированные лица» в нем не используется, так как вместо этого понятия введено другое – «контролирующее должника лицо».

Отождествлять два этих термина, с юридической точки зрения, не является правильным, так как аффилированными признаются те субъекты экономических взаимоотношений, которые оказывают влияние на действия организаций, созданных и функционирующих с целью осуществления предпринимательской деятельности.

Контролирующим должника лицом, в свою очередь, признаются организация или человек, влияющие на принятие решений в организации или могут каким-либо образом повлиять на те действия, которые совершаются в организации. Однако использование данного термина применимо ко всем организациям, проходящим процедуру банкротства.

Таким образом, при всей схожести терминов они имеют определенные различия, поэтому Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» может рассматриваться как основа существования аффилированных лиц только при учете существующих особенностей используемых понятий.

Наиболее распространенная практика привлечения аффилированных лиц в настоящее время известная для акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью.

Именно поэтому при рассмотрении вопроса, связанного с функционированием аффилированных лиц, в том числе если речь идет о процедуре банкротства организации, потребуется обратиться к Федеральным законам «Об обществах с ограниченной ответственностью» и «Об акционерных обществах».

Кто является аффилированным юридическим лицом при проведении процедуры банкротства

Как уже говорилось выше, под аффилированными юридическими лицами при процедуре банкротства следует понимать людей и организации, которые в силу определенным образом сложившихся обстоятельств могут оказывать влияние на те решения, которые принимает организация-должник.

Аффилированные лица нередко могут оказать существенное влияние на то, какую финансовую политику проводит конкретная организация, в том числе в части расширения своих активов либо, наоборот, при их сокращении.

Однако такие действия рассматриваемых лиц в конечном итоге не несут (или не должны нести) негативных последствий для зависимой организации.

Так как в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» понятия аффилированных лиц нет, а взамен него используется понятие контролирующих должника лиц, то и при рассмотрении вопроса о том, кого следует считать аффилированными лицами во время процедуры банкротства, необходимо опираться именно на эту замену понятий.

На основании такой замены можно сделать вывод, что при процедуре банкротства определение аффилированного лица и его ключевых признаков происходит в соответствии с положениями статьи 61.10 Федерального закона №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

В качестве контролирующего должника лица (или аффилированного лица), то есть лица, которое оказывает или могло оказывать влияние на действия организации, признается человек или юридическое лицо, которое:

  • оказывает влияние на действия организации, в том числе на принимаемые ее руководством решения в части организации и ведения бизнеса;
  • является участником коллегиального органа управления организации либо единственным представителем единоличного органа управления организации;
  • имеет право распоряжаться голосами акций, которые имеют более двадцати процентов веса от всего числа голосующих акций, либо имеет более пятидесяти процентов от общего уставного капитала созданной компании;
  • не имеет прямого влияния на действия, осуществляемые организацией, проходящей через процедуру банкротства, но может влиять на решения, принимаемые руководством такой организации, в том числе на основании родственных или иных аналогичных взаимоотношений.

Кроме того, в качестве основания для рассмотрения в качестве контролирующего или аффилированного лица могут быть использованы другие признаки, которые определяет суд в каждом конкретном случае банкротства.

Основные признаки аффилированных лиц

Для того чтобы при рассмотрении дела о банкротстве в арбитражном суде возможно было представить тех или иных участников процесса в качестве аффилированных лиц, необходимо уточнить, каким признакам такие лица соответствуют.

Все признаки аффилированности следует проанализировать на основании статьи 4 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», а также на основании статьи 61.10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

На основании положений указанных статей нормативных актов к основным признакам аффилированного лица при проведении процедуры банкротства относятся:

  • должностное или родственное положение по отношению к организации-должнику или физическому лицу-должнику, которое может быть подтверждено документально. Однако данный признак может быть рассмотрен только в том случае, если идет речь об оказании влияния на принимаемые юридическим лицом или человеком решения, имеющие отражение на его финансовом состоянии, а также если такие принятые под влиянием решения привели к банкротству;
  • наличие полномочий, полученных от должника, совершать различные сделки, в том числе по изменению существующей имущественной базы, если такие сделки были осуществлены с умышленной целью приведения к банкротству;
  • если рассматриваемое на предмет признаков аффилированности лицо не связано с должником, но осуществляет или осуществляло оказание влияния на принимаемые решения, например, путем принуждения ответственных должностных лиц;
  • владение не менее, чем двадцатью процентами голосующих акций организации-должника либо соответствующей долей в уставном капитале. Данный признак распространяется как на физических лиц, так и на организации вне зависимости от их форм собственности, если они принимали участие в создании компании-должника либо являются собственниками акций;
  • если организация-должник, которая проходит процедуру банкротства, входит в состав какой-либо финансовой группы или финансово-промышленной группы, то для такой организации аффилированными лицами будут руководители других участников таких групп, в том числе члены советов директоров и представители единоличных органов управления такими организациями;
  • если речь идет о других группах лиц, созданных как объединение по какому-то одному признаку (например, объединение по признаку осуществления финансовой деятельности), то аффилированными должнику лицами будут выступать те лица, которые входят с ним в одну группу по определенному признаку (например, объединение организаций по признаку осуществления сходных хозяйственных функций).

Каждый такой признак суд рассматривает в ходе изучения дела о банкротстве по отношению к каждому предоставленному в списке аффилированному лицу с целью установления правомерности его предоставления в таком списке.

Правила доказывания аффилированности юридического лица

С 2018 года Верховный Суд Российской Федерации сформировал ряд примеров из практики своей Коллегии по арбитражным спорам, в которых формируются правила доказывания аффилированности юридических лиц по отношению к организации-банкроту.

Ключевым фактором, который действует по отношению к новым правилам доказывания аффилированности, является необходимость доказывания того факта, что конкретное лицо, обладая влиянием на принимаемые должником решения, не имело своей целью оказать негативное влияние на принимаемые решения.

Доказывание позиции аффилированности лежит на том лице, которое выступает в качестве аффилированного (находится в специальном списке).

Необходимость такого доказывания становится актуальной в том случае, если у должника перед аффилированным лицом возникает какая-то задолженность. В этом случае представителю юридического лица, претендующего на установленную аффилированность, необходимо предоставить в суде все доказательства, которыми он располагает.

При доказывании аффилированности компании, которая претендует на такой статус, необходимо раскрыть свои хозяйственно-экономические связи, в том числе с организацией-должником.

Кроме того, придется также доказать, что возникшие долги не обладают корпоративной природой возникновения, то есть не возникли вследствие оказания давления аффилированными лицами на организацию, проходящую процедуру банкротства.

Для того чтобы компания была признана аффилированной, а также, чтобы ее требования были признаны обоснованными, потребуется предоставить в суд для рассмотрения информацию о том, что финансирование организации-должника происходит на основании средств такого аффилированного лица напрямую либо через группу компаний, в которую включен должник.

Суд рассматривает предоставленные ему материалы (доказывание осуществляется в соответствии с правилами, применяемыми в гражданском и арбитражном процессе) и в соответствующем решении определяет правомерность признания конкретного лица аффилированным к организации-должнику, а также правомерность включения требований такой организации в список требований кредиторов, формируемый при проведении процедуры банкротства.

Последствия аффилированности

Правовые последствия аффилированности юридического лица организации-банкроту зависят напрямую от тех взаимоотношений, которые были выстроены между аффилированным лицом и зависимой компанией.

В соответствии со статьями 89 Федерального закона «Об акционерных обществах» и 50 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» юридические лица, у которых имеются аффилированные к ним организации, обязаны хранить списки таких организаций и предоставлять информацию о них в контролирующие органы в виде специальных отчетов. Такие отчеты сдаются один раз в квартал, при этом необходимо соблюсти правило предоставления списка аффилированных лиц в течение сорока пяти дней со дня, следующего за днем окончания отчетного квартала.

Кроме того, такой вариант контроля за существующими отношениями аффилированности осуществляется также и в случае, если в списке произошли какие-либо изменения, например, в сторону увеличения.

Что же касается самих аффилированных лиц, то на них действующим законодательством возлагается обязанность о предоставлении данных их зависимым компаниям о том, сколько акций и какого типа акции им принадлежит.

Предоставление таких сведений должно осуществляться в срок не более десяти дней с даты приобретения акций либо других манипуляций с акциями.

При этом если по причине непредоставления аффилированным лицом данных о манипуляциях с акциями у зависимой организации возникли существенные проблемы, либо если отсутствие такой отчетной информации причинило зависимому лицу ущерб, на аффилированное лицо могут быть наложены штрафные санкции в размере причиненного ущерба.

Правила предоставления акционерными обществами сведений об аффилированных лицах

Так как обязанность вести учет своих аффилированных лиц ложится на плечи всех организаций, которые находятся в таком зависимом состоянии, то и раскрывать информацию о них они обязаны постоянно, в том числе публикацией в сети интернет списков таких аффилированных лиц.

Главным образом данная обязанность распространяется на акционерные общества, которые должны не только публиковать такие списки, но и предоставлять их всем своим акционерам в качестве ответа на запрос.

Кроме того, при подготовке отчетности общества (контролирующая и периодическая отчетность, подготавливаемая на основании результатов хозяйственной и экономической, а также производственной деятельности) список аффилированных лиц включается в пояснительную записку.

Непубличные акционерные общества обязаны один раз в год публиковать свою бухгалтерскую отчетность в сети интернет с раскрытием списка аффилированных лиц. Данное правило действует в тех случаях, если у такого акционерного общества более пятидесяти акционеров, а также по требованию своих акционеров предоставлять им все необходимые сведения.

Акционерные общества публичного и непубличного типа, если они выпустили облигации (то есть эмиссионные ценные бумаги), свои сведения об аффилированных лицах публикуют ежеквартально на сайте той компании, которая уполномочена на распространение выпущенных ценных бумаг.

Отчеты должны быть опубликованы в течение двух рабочих дней со дня окончания отчетного периода. Если такой день приходится на выходной, то публикация должна быть осуществлена не позднее следующего рабочего дня.

Не нашли ответа на свой вопрос? Звоните на телефон горячей линии 8 (800) 350-34-85. Это бесплатно.

Источник: https://zakonguru.com/bankrotstvo/yuridicheskix-lic/affilirovannye.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.