Аффилированные лица в деле о банкротстве

«Резиновая» аффилированность

Аффилированные лица в деле о банкротстве

В российском законодательстве о банкротстве нет, пожалуй, понятия, определяемого столь неоднозначно и расплывчато, как аффилированность.

В ст.

4 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» в качестве аффилированного лица названы физическое и юридическое лицо, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, а также указан перечень случаев (закрытый с точки зрения юридической техники, но фактически открытый), когда лица признаются аффилированными.

Критерии аффилированности выработаны в банкротном праве применительно к определению статуса контролирующих должника лиц и сгруппированы в Обзоре судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 29 января 2020 г.). 

Судебная практика по делам о банкротстве исходит из того, что аффилированность может быть как юридической (то есть прямо отвечать признакам, установленным законом), так и скрытой или фактической (когда в судебном порядке будет доказано, что лицо, несмотря на отсутствие юридической аффилированности, оказывало влияние или определяло деятельность другого лица). Для установления признаков фактической аффилированности учитываются общность экономических интересов лиц, наличие между ними правоотношений, не соответствующих рыночным условиям, согласованность действий в отношениях с третьими лицами, наличие фидуциарных либо властно-распорядительных отношений между физическими лицами и др.

Естественно, что установление фактической аффилированности зависит исключительно от конкретных обстоятельств дела, активности (а иногда и статуса) стороны, заявляющей о таких признаках, судебной оценки доказательств в частности и дискреции вообще, что ведет к отсутствию единообразия судебной практики. К примеру, наличие у нескольких кредиторов одного и того же представителя в некоторых ситуациях служит достаточным основанием для возникновения у суда подозрений в фактической аффилированности этих кредиторов, а в других – вообще не вызывает вопросов.

Активное развитие доктрины субординации требований контролирующих лиц, явившееся, по сути, результатом как борьбы с «продолжниковыми» банкротствами, так и стремления увеличить размер удовлетворения требований независимых кредиторов по результатам процедур банкротства, привело к тому, что суды стали более детально оценивать наличие взаимосвязей между арбитражными управляющими, с одной стороны, и должником или кредиторами – с другой.

Безусловно, одно из требований к арбитражному управляющему – отсутствие его заинтересованности по отношению к должнику или кредиторам – направлено на предотвращение возможного конфликта интересов.

Однако слишком вольная трактовка термина «аффилированность», превращение его в «бесконечно растяжимое» понятие приводят к тому, что фактически арбитражным управляющим вменяется в вину любая, даже самая косвенная, связь с должником, контролирующими лицами или кредиторами.

Я не случайно назвал понятие аффилированности «резиновым»: отказ в утверждении или отстранение арбитражного управляющего по такому основанию, на мой взгляд, ничем иным, как санкцией, назвать нельзя. 

К подобному выводу пришел, в частности, АС г. Москвы в рамках дела о банкротстве должника (определение от 6 июля 2020 г. по делу № А40-173401/2019).

Для отстранения финансового управляющего суд счел достаточным довод о том, что он представлял одного из кредиторов в другом судебном процессе о взыскании задолженности с этого должника, что было расценено судом как фактическая аффилированность.

При этом, исходя из содержания судебного акта, никаких неправомерных действий (бездействия), ущемления прав должника, несоблюдения баланса интересов участников дела о банкротстве управляющим допущено не было. 

Огульное применение подобных чрезмерно, на мой взгляд, жестких стандартов к арбитражным управляющим считаю недопустимым – они не должны становиться, по сути, заложниками «резиновой» аффилированности – как в приведенном и подобных случаях.

В соответствии с п. 56 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» в целях предотвращения злоупотребления правом (ст.

10 ГК РФ) при рассмотрении дела о банкротстве суд не может допускать ситуации, когда полномочиями арбитражного управляющего обладает лицо, в должной компетентности, добросовестности или независимости которого у суда возникли существенные и обоснованные сомнения. Однако суд вправе отказать в утверждении управляющего или отстранить его только в случае именно существенных сомнений.

Далее в этом же пункте постановления разъяснено: учитывая исключительность данной меры, недопустимость фактического установления таким образом запрета на профессию и необходимость ограничения во времени риска ответственности за совершенные нарушения, суд должен также принимать во внимание, что основанием для подобных отказа или отстранения не могут служить нарушения, совершенные управляющим по неосторожности, а также несущественные нарушения, или не причинившие значительного ущерба, или состоявшиеся значительное время (несколько лет и более) назад.

Кроме того, еще до широкого распространения правил о субординации Верховный Суд в Определении от 4 июня 2018 г.

№ 305-ЭС18-413 по делу № А40-163846/2016 указал: для того чтобы субординировать требования кредитора, у суда должны возникнуть разумные сомнения.

Данная позиция впоследствии легла в основу всех судебных актов, связанных с установлением стандартов и бремени доказывания по подобным делам.

Таким образом, для применения «отвода» управляющего всегда необходимо преодоление «минимального порога» – разумных, существенных и обоснованных сомнений суда в независимости арбитражного управляющего и невозможности их опровержения.

В случае, рассмотренном АС г. Москвы, этот «порог», на мой взгляд, пройден не был. Да, арбитражный управляющий являлся судебным представителем кредитора по спору с должником в суде общей юрисдикции до возбуждения дела о банкротстве.

Полагаю, это может свидетельствовать скорее о том, что между кредитором и физлицом (будущим финансовым управляющим) были гражданско-правовые отношения по возмездному оказанию юридических услуг. Возможно также, что это физлицо и вовсе было сотрудником юридической компании или привлеченным в порядке аутсорсинга специалистом.

Судебное представительство – это комплекс действий в интересах третьих лиц в ограниченных процессуальными рамками условиях, что само по себе, на мой взгляд, не свидетельствует о том, что между поверенным и доверителем возникает заинтересованность и аффилированность.

И даже выдача доверенности (по сути, как указано в учебниках гражданского права, действие фидуациарного характера) также не влечет безусловного возникновения указанных доверительных отношений в прямом смысле слова. 

Иными словами, если у пяти кредиторов, предъявивших требования о включении в реестр к одному и тому же должнику, один и тот же представитель, данное обстоятельство может вызывать подозрения в наличии скрытой аффилированности. Однако если у пяти доверителей одно и то же лицо представляло их интересы в различных процессах в разное время, для возникновения «разумных сомнений» в наличии признаков их аффилированности этого недостаточно.

Трудно согласиться с выводом об аффилированности кредитора с его управляющим, когда кредитор, к примеру, указывает одну и ту же кандидатуру арбитражного управляющего в нескольких инициированных им делах о банкротстве.

Вероятнее, речь идет о том, что кредитор заявляет управляющего, известного ему как профессионала, который сможет качественно выполнить комплекс мероприятий по погашению кредиторской задолженности.

На достижение именно этой цели и направлен институт аккредитации саморегулируемых организаций или конкретных управляющих у системных кредиторов, который последние, кстати, ввели и поддерживают.

Немаловажно, на мой взгляд, и применение временных параметров к оценке наличия фактической аффилированности. Например, если пять лет назад одно лицо представляло другое, вряд ли стоит серьезно на этом основании заявлять об аффилированности лиц в текущий момент.

В отсутствие указанных обоснованных и существенных сомнений «отводить» арбитражного управляющего, а также неоправданно применять завышенный стандарт доказывания, полагаю, недопустимо. 

Более того, управляющему должна быть предоставлена возможность опровергнуть такие сомнения. Сейчас вопрос решается просто – кто-либо из участников процесса заявляет доводы против кандидатуры арбитражного управляющего (а он, как правило, в судебном заседании по утверждению его кандидатуры не участвует).

Суд, соглашаясь с указанными доводами, отказывает в утверждении.

В связи с этим считаю необходимым предоставить управляющему право участвовать в такого рода судебных заседаниях, а в случае возражений против его утверждения – право выдвинуть контраргументы и предоставить доказательства в опровержение заявленных доводов.

Перепечатка статьи из “Адвокатской газеты” https://www.advgazeta.ru/mneniya/rezinovaya-affilirovannost/

Источник: https://zakon.ru/blog/2020/07/20/rezinovaya_affilirovannost

Заинтересованные лица в банкротстве: кто к ним относится и их права

Аффилированные лица в деле о банкротстве

АПК РФ определяет круг физических и юридических лиц, допущенных к участию в деле. Среди них выделяются как стороны процесса, заявители, заинтересованные и третьи лица, так и прокурор, органы государственной власти и МСУ. Все они наделены определенными правами и обязанностями, имеют особый правовой статус, зависящий в том числе от самого судебного разбирательства.

Далее расскажем о том, чем характеризуются заинтересованные лица в деле о банкротстве.

Определение заинтересованных лиц

С юридической точки зрения заинтересованным лицом является тот, чей правовой статус (или совокупность прав и обязанностей) может быть затронут при судебном разбирательстве. В целом на них распространяются полномочия одной из сторон, однако обычно им не разрешается:

  • изменять основание или предмет иска;
  • отказываться от иска;
  • подавать встречный иск.

Статья 19 закона «О банкротстве» посвящена определению того, кто относится к заинтересованным лицам по отношению как к должнику, который является гражданином, так и к должнику, представленном организацией. Правовой статус каждого из них отличается особыми характеристиками.

В соответствии с упомянутой ст. 19 профильного закона о несостоятельности заинтересованным лицом по отношению к любому из должников является:

  • его аффилированное лицо;
  • лицо, входящее в одну с ним группу (на основании ФЗ «О защите конкуренции» от 26 июля 2006 года).

Если говорить о юридическом лице, то его заинтересованными лицами в банкротстве будут в том числе:

  • руководство компании;
  • люди, входящие в состав совета директоров, то есть наблюдательного органа, либо в состав коллегиального исполнительного органа;
  • главный бухгалтер организации.

Важно отметить, что перечисленные лица продолжают считаться имеющими интерес, даже если они перестали исполнять свои обязанности. Однако это должно произойти не ранее одного года до начала производства по делу о несостоятельности.

Иногда за точку отсчета берется день назначения временной администрации компании. Это зависит от того, какая дата наступила раньше.

Кроме того, подобные лица считаются заинтересованными, если они имеют объективную возможность влиять на действия должника.

В ходе своей деятельности компании постоянно заключают сделки гражданско-правового характера. Поэтому ГК РФ также влияет на определение заинтересованных лиц в арбитражном процессе. Так, если человек или компания связаны с одной или несколькими заключенными соглашениями должника, они могут быть признаны заинтересованными.

Ответим на ваш вопрос за 5 минут!

Что касается должника, являющегося гражданином, то в его случае лицами, имеющими интерес, являются его родственники. Речь идет о муже (или жене), сестрах, братьях, родителях, детях. Здесь же следует отметить, что родственники людей, занимающих руководящие должности в компаниях, также могут быть признаны заинтересованными.

Права заинтересованных лиц

АПК РФ определяет права всех лиц, принимающих участие в судебном разбирательстве. Таким образом, заинтересованным лицам позволяется:

  • изучать материалы дела, выписывать или копировать информацию из них;
  • заявлять отвод судьи;
  • представлять доказательства и знакомиться с теми, что были предложены другими сторонами процесса;
  • задавать вопросы иным лицам, участвующим в арбитражном судопроизводстве;
  • ходатайствовать или делать заявления о чем-либо, возражать против ходатайств других;
  • давать разъяснения в рамках своих знаний и компетенции;
  • представлять всю документацию в электронном виде;
  • обжаловать в установленном порядке акты, вынесенные судебным органом.

Участники дела, в том числе заинтересованные лица, обязаны добросовестно использовать всеми предоставленными им полномочиями. Злоупотребление ими влечет за собой установленное законодательством наказание. Кроме того, неисполнение подобными гражданами или организациями своих обязанностей приводит к последствиям, предусмотренным АПК РФ.

Заинтересованное лицо в процессе несостоятельности организаций

ФЗ «О несостоятельности» отмечает следующие категории субъектов, отнесенных к заинтересованным лицам:

  • граждане, занимающие руководящие должности;
  • члены Совета директоров, иных органов управления;
  • основная или дочерняя компания.

Следует знать, что правовой статус арбитражного управляющего не позволяет рассматривать его в качестве заинтересованного в исходе дела.

Аффилированное лицо

Под аффилированным лицом подразумевается тот, кто способен влиять на деятельность физического или юридического лица, занимающегося предпринимательской деятельностью. Это может быть как гражданин, так и компания или организация.

Если говорить об аффилированных лицах гражданина, то к ним относятся:

  • организация, где данному лицу принадлежит 20% уставного капитала или акций, с помощью которых у него есть право участвовать в ании;
  • физические лица из группы, к которой относится и данный гражданин.

Сейчас компании, организованные в форме акционерных обществ, регулярно представляют сведения о своих аффилированных лицах в Федеральную комиссию, осуществляющую надзор за рынком ценных бумаг.

Закон предусматривает, что каждое АО обязано составлять реестр подобных граждан, чтобы впоследствии ежегодно публиковать его в средствах массовой информации.

В этих реестрах также указывается численность акций и их типы.

К взаимозависимым лицам гражданина относятся еще и его близкие родственники: супруг, родители, дети, братья или сестры. Сюда же автоматически включаются предприятия, в которых перечисленные лица участвуют в качестве учредителей или владельцев акций.

Что касается ответственности взаимозависимых субъектов, то этот вопрос пока не нашел отражения в законодательстве. Однако, если говорить об АО, то аффилированное лицо обязано проинформировать о своем вхождении в группу и соответственно несет ответственность в случае несоблюдения данной обязанности.

Банкротство аффилированного лица

Признание несостоятельным аффилированного лица — гражданина приводит к определенным последствиям негативного характера. Среди них:

  • невозможность открыть новый бизнес в течение 3-летнего периода;
  • отсутствие права на приобретение доли в ООО, а также акций;
  • неправомерность повторного объявления себя банкротом в течение пяти лет;
  • запрет на поездки в другие страны (не всегда);
  • аннулирование статуса ИП, прекращение действия выданных лицензий;
  • уведомление финансовых организаций о наличии статуса банкрота;
  • отмена сделок безвозмездного характера за период, равный трем последним годам.

Что касается родственников обанкротившегося лица, то их данный статус почти не затрагивает. Некоторые проблемы касаются лишь иждивенцев, поскольку часть денежных средств, направленных на их содержание, будет уходить на погашение задолженности.

Проверка сведений о банкротстве и их публикация

На данный момент о процедуре несостоятельности необходимо сообщать, чтобы сведения были внесены в специальный реестр банкротов.

Чтобы проверить кого-либо, нужно зайти на сайт Единого федерального реестра, выбрать в разделе «Должники» соответствующую категорию. После этого потребуется ввести фамилию и имя искомого лица, а также город проживания.

По данному запросу на экран в виде списка будет выведена информация обо всех гражданах с указанными личными данными, проживающими в требуемом городе.

В данном реестре отражаются все изменения, связанные с банкротством граждан. Внесение сведений обо всем процессе входит в компетенцию финансовых управляющих и организаторов торгов для реализации имущества.

За несвоевременное занесение информации назначается денежный штраф. Здесь же отметим, что каждая публикация сведений в реестре подлежит оплате. И деньги взимаются непосредственно с должника.

Сумма эта – фиксированная и не зависит от количества данных и числа прикрепленных документов.

Публикации подлежит следующая информация:

Ответим на ваш вопрос за 5 минут!

  • о начале процедуры реструктуризации;
  • о включении кредиторов в реестр;
  • о завершении или прекращении банкротства;
  • о проведении реализации имущества на торгах и результатах его продажи;
  • об утверждении кандидатуры финансового управляющего (и его отстранении, если это произошло);
  • о начале процесса банкротства.

Пошаговая инструкция

Оформление несостоятельности в 2019 году осуществляется по определенному алгоритму. Так, все начинается с подготовки всех необходимых документов. Далее следует оплатить государственную пошлину и произвести другие взносы денежных средств. После этого в арбитражный суд по месту жительства или регистрации направляется исковое заявление. К нему прилагается пакет документов.

После начала разбирательства суд выбирает кандидатуру финансового управляющего. Он будет сопровождать и контролировать ведение процедуры несостоятельности. Затем остается лишь ожидать завершения судебного процесса и вынесения решения судебным органом. После проведения подробного и всестороннего анализа ситуации исход дела может быть следующим:

  • реструктуризация задолженности;
  • подписание мирового соглашения между сторонами;
  • признание несостоятельности должника с последующей продажей его имущества на торгах;
  • отказ в принятии искового заявления из-за отсутствия характеристик, присущих банкротству.

Объявление должника банкротом совсем не значит, что ему больше не придется расплачиваться с долгами. Например, на гражданине остается обязанность по перечислению алиментов, а также по возмещению какого-либо ущерба.

Несмотря на это, во многих случаях признание несостоятельности помогает разобраться с некоторыми обязательствами финансового характера и выбраться из долговой ямы.

Ранее такая возможность имелась лишь у организаций, однако теперь ее предоставили и гражданам.

Данную процедуру сложно назвать отработанной, но она применяется. Перед ее применением каждый должен четко осознать суть банкротства и все возможные последствия, особенно тех, что касаются правового статуса.

Иногда люди начинают переоформлять имущество, переписывая его детям, родителям и другим родственникам, пытаясь оставить себе самый минимум. При этом нужно понимать, что в суде будет произведен анализ не только актуальной ситуации, но и того, что ей предшествовало.

Задайте вопрос юристу бесплатно

Источник: https://pravobez.ru/articles/Zainteresovannye-litsa-v-bankrotstve-kto-k-nim-otnositsia-i-ikh-prava-74013.html

Вс разъяснил влияние аффилированности на выбор арбитражного управляющего

Аффилированные лица в деле о банкротстве

26 декабря Президиум Верховного Суда РФ утвердил дополнение в Обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденный 20 декабря 2016 г.

Как ранее писала «АГ», в обзор, подготовленный для унификации подходов судов к разрешению споров, вытекающих из участия уполномоченных органов в делах о банкротстве, вошли отдельные материалы судебной практики, связанные с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды, а также по иным вопросам, возникающим в связи с участием уполномоченных органов в делах о несостоятельности и в процедурах банкротства. 

Об Обзоре судебной практики по вопросам, связанным с участием управомоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, подготовленном Верховным Судом РФ

Новый пункт (27.1) обзора касается утверждения кандидатуры временного управляющего. ВС указал, что таковым не может быть утверждено лицо, кандидатура которого предложена кредитором, аффилированным по отношению к должнику.

В качестве примера приводятся материалы дела, в котором кооператив обратился в арбитражный суд с заявлением о введении в отношении акционерного общества-должника процедуры наблюдения, признании требований кооператива обоснованными и включении их в реестр требований кредиторов с удовлетворением в третью очередь, а также об утверждении кандидатуры временного управляющего, предложенного кооперативом.

Затем с заявлением о банкротстве того же должника обратился банк, который предложил иную кандидатуру арбитражного управляющего.

После возбуждения дела о несостоятельности банк погасил задолженность общества перед кооперативом и, полагая, что в данной ситуации именно его требование является первым обоснованным, попросил суд утвердить предложенную им кандидатуру арбитражного управляющего.

Кроме того, банк поставил под сомнение независимость кандидатуры, предложенной кооперативом, ссылаясь на их аффилированность друг другу в силу ст. 19 Закона о несостоятельности (банкротстве).

Суд первой инстанции признал заявление банка обоснованным, ввел в отношении должника процедуру наблюдения, однако утвердил кандидатуру арбитражного управляющего, предложенную кооперативом.

При этом суд исходил из того, что право выбора кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации в данном случае не может перейти к другому лицу при погашении изначально заявленного требования.

Также он отметил, что утвержденный им арбитражный управляющий не является заинтересованным лицом как по отношению к должнику, так и к кредитору.

Данное решение в апелляции не устояло. Суд апелляционной инстанции указал, что по общему правилу временным управляющим утверждается лицо, кандидатура которого была предложена в первом заявлении о признании должника банкротом, если это заявление являлось обоснованным на момент его подачи – независимо от погашения требования впоследствии.

Между тем, отметила апелляция, первая инстанция не учла особенности рассмотрения дела о банкротстве, возбужденного по заявлению самого должника и аффилированных с ним лиц. Так, при подаче заявления о банкротстве самим должником кандидатура временного управляющего определяется посредством случайного выбора (п. 5 ст.

37 Закона о банкротстве) с целью обеспечения его подлинной независимости и предотвращения возможного конфликта интересов. Поскольку должник и аффилированные с ним лица имеют общий интерес, отличный от интереса кредиторов, нормы п. 5 ст. 37 закона подлежат применению по аналогии (п. 1 ст.

6 ГК РФ) и в случае, когда кандидатура временного управляющего предложена связанным с должником лицом – заявителем по делу о банкротстве.

Суд апелляционной инстанции, установив, что первый заявитель – кооператив, чье требование на момент подачи в суд заявления являлось обоснованным, аффилирован по отношению к должнику, утвердил посредством случайного выбора временного управляющего из СРО, в которой кандидат, предложенный кооперативом, не состоял.

ВС отметил, что аналогичный подход применим и в ситуации, когда кандидатура временного управляющего, а также СРО предложены лицом, которое при отсутствии формально-юридических признаков аффилированности имеет возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия.

Комментируя «АГ» данное разъяснение Верховного Суда, партнер АБ «Резник, Гагарин и Партнеры» Сергей Косоруков полностью поддержал его включение в обзор.

Он отметил, что в целях исключения неправомерных и недобросовестных схем взаимодействия несостоятельного должника и аффилированного с ним кредитора оправданно применять правило п. 5 ст.

37 Закона о банкротстве, касающееся случайного выбора временного управляющего, к случаям возбуждения дела по заявлению не только должника, но и аффилированного с ним кредитора.

«Особенно ценно, что ВС распространил данное правило также на лиц, которые при отсутствии формально-юридических признаков аффилированности имеют возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия», – подчеркнул эксперт.

При этом Сергей Косоруков добавил, что зачастую именно фактическая взаимосвязь и подконтрольность должника его кредитору при отсутствии между ними аффилированности как таковой существенно влияют на действия должника и соответствующего кредитора в деле о банкротстве и могут являться причиной нарушения прав иных кредиторов должника.

По мнению заместителя директора департамента корпоративного права юридической фирмы «РКТ» Маргариты Куратовой, запрет на утверждение кандидатуры временного управляющего по заявлению лица, как непосредственно аффилированного с должником, так и контролирующего его, является назревшей необходимостью.

«Зачастую для обхода правила об определении кандидатуры управляющего посредством случайного выбора недобросовестными бенефициарами должника использовалась схема подачи заявлений о банкротстве от указанных лиц.

При этом иными кредиторами обоснованно ставилась под сомнение деятельность такого управляющего – в том числе, его независимость», – пояснила она.

Эксперт полагает, что законодатель продолжит тенденцию, направленную, с одной стороны, на защиту прав не зависимых от должника кредиторов, с другой – на ограничение обхода закона со стороны должника и взаимосвязанных с ним лиц в своих интересах.

В тоже время управляющий партнер АБ «Макаров, Карачёва и партнеры», адвокат Дмитрий Макаров считает дополнение весьма неоднозначным как с точки зрения его внесения в обзор, касающийся только дел с участием уполномоченных органов, так и возможности ему следовать, поскольку назначение внешнего управляющего происходит при проверке обоснованности заявления о несостоятельности, и в этом заседании вправе участвовать только должник и конкурсный кредитор. «Если следовать логике обобщенной в добавленном пункте правовой позиции, суд должен проверить заинтересованность кредитора. Каким, интересно, образом? – задается вопросами эксперт. – Откуда у суда появится для этого нужная информация? Если кредитор заинтересован, он такую информацию о себе едва ли предоставит».

Также вопросы у Дмитрия Макарова вызвал последний абзац п. 27.

1: «Каким образом суд сможет установить признаки “ситуации, когда кандидатура временного управляющего, саморегулируемой организации предложены лицом, которое при отсутствии формально-юридических признаков аффилированности имеет возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия”?» По мнению адвоката, данная позиция предоставляет право иным конкурсным кредиторам оспаривать кандидатуру и действия управляющего, что затруднит процедуры банкротства.

Управляющий партнер юридической фирмы «LLC-Право» Дмитрий Лизунов считает, что внесенное в обзор дополнение отражает позицию ВС к аффилированным с должником лицам. «Им, в частности, отказывают во включении в реестр требований кредиторов, если финансирование должника происходило через займы, а также если задолженность создана искусственно», – пояснил он.

Указанные подходы, по мнению эксперта, обусловлены злоупотреблениями со стороны контролирующих должника лиц. «При этом суды нижестоящих инстанций заняли позицию повального отказа во включении их требований в реестр кредиторов. И теперь уже на повестке стоит риск неразборчивого подхода. Кроме того, нижестоящие суды часто расширяют сферу применения подходов ВС», – подчеркнул он.

Дмитрий Лизунов отметил, что п. 27.

1 обзора уточняет ранее выработанную позицию Суда о том, что переход статуса заявителя по делу о банкротстве к иному лицу не предоставляет ему права пересмотреть предложенную первым заявителем кандидатуру арбитражного управляющего. «В данном случае ВС пошел еще дальше, фактически приравняв заявителя по делу (в случае если он является аффилированным лицом) к должнику (по аналогии закона)», – пояснил он.

По мнению эксперта, с учетом того, что поправка внесена в обзор практики для уполномоченного органа в деле о банкротстве, в наступающем году борьба с аффилированными лицами усилится и можно будет ожидать повального назначения на процедуры банкротства арбитражных управляющих путем их случайного выбора судами.

Однако он считает, что проблему аффилированности это не решит, поскольку арбитражный управляющий может стать заинтересованным и после его назначения.

«В делах о банкротстве арбитражный управляющий действует в условиях тройственного конфликта интересов, являясь “слугой трех господ” –должника, кредитора и общества, при этом его независимость определяется только его финансовой состоятельностью (по аналогии с судьями)», – отметил Дмитрий Лизунов.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-razyasnil-vliyanie-affilirovannosti-na-vybor-arbitrazhnogo-upravlyayushchego/

Вопросы аффилированности в делах о несостоятельности, рассмотренных Верховным судом

Аффилированные лица в деле о банкротстве
16.05.2019

Аффилированными названы лица, способные оказывать влияние на работу субъектов, занимающихся предпринимательской деятельностью. В практике ВС РФ в 2019 году имеются дела, где в рамках дел о несостоятельности заявлялись доводы об аффилированности участников процесса.

Аффилированными названы лица, способные оказывать влияние на работу субъектов, занимающихся предпринимательской деятельностью. В практике ВС РФ в 2019 году имеются дела, где в рамках дел о несостоятельности заявлялись доводы об аффилированности участников процесса.   

1. Дело, в котором аффилированность стала доводом в пользу действительности поручительства (Определение ВС РФ №305-ЭС18-22264) 

Конкурсный управляющий банком попросил суд включить денежные требования в реестр требований должника-акционерного общества. Основание этого требования – договоры поручительства, которые заключило АО, поручаясь за выполнение обязательств четырех компаний. Конкурсный управляющий АО подал встречное заявление – о признании указанных поручительств недействительными. Три судебные инстанции признали сделки по поручительству недействительными, и арбитражный управляющий банком обратился с жалобой в ВС РФ. ВС РФ пояснил, что корпоративные отношения между поручителем и заемщиком дают объяснение совершению подобных сделок. А в конкретном случае стороны сделки по поручительству и иные, предоставившие обеспечение исполнения обязательств субъекты входили в одну группу компаний. В частности, по этому основанию судебные акты трех инстанций были отменены, а спор отправлен на новое рассмотрение.

2. Дело, где суд привел пример обстоятельств, способных свидетельствовать об аффилированности (Определение ВС РФ №305-ЭС18-17629 (2))

Общество попросило суд включить его требования (основной долг и проценты) в реестр к должнику. Заявление было основано на том, что общество, являясь поручителем должника, исполнило за него обязательство по выплате банку задолженности. Суды первых двух инстанций удовлетворили заявление, в кассации часть акта о начислении процентов направили на новое рассмотрение, остальное оставив без изменения. Суды не приняли доводы конкурсного кредитора насчет того, что между заявителем и банкротящейся компанией имеются отношения, направленные на формирование подконтрольной задолженности и влияния на ход банкротных процедур. 

Мнение Верховного суда

Тем не менее, ВС РФ посчитал важным довод конкурсного кредитора о том, что заявитель и должник имеют одного и того же конечного бенефициара – физическое лицо, определяющее действия этих хозяйствующих субъектов и иных, применяющих счет должника как транзитный. Несмотря на то, что формальных юридических проявлений аффилированности не имелось, ВС РФ напомнил: основание для признания лица бенефициаром – это его возможность для дачи обязательных к исполнению распоряжений подконтрольным компаниям или оказание на них влияния иным образом. При этом обычно конечный бенефициар не желает раскрываться, юридической связи с подконтрольными фирмами у него не имеется. Поэтому судам следовало определить, имелись ли свидетельствовавшие о подчиненности обстоятельства – такие, как:

  • синхронные действия лиц, входящих в одну группу при отсутствии каких-либо экономических оснований для этого;
  • нарушение экономических интересов одного субъекта для выгод другого из этой же группы;
  • исключение при этом иных обстоятельств, при которых могли бы возникнуть такие ситуации.

Кроме того, не было учтено, что заявитель не занимался таким основным видом деятельности, как предоставление обеспечения. А значит, имелись мотивы к предоставлению поручительства:

  • либо аффилированность;
  • либо экономическая выгода заявителя.

Суды не изучили указанные обстоятельства. Верховный суд пояснил: нужно отследить внутригрупповые отношения, установив, принадлежат ли должник и заявитель к одной группу лиц. В этой связи принятые по делу судебные акты были отменены, а спор отправлен на новое рассмотрение.

3.  Дело об оптимизации долгов аффилированных лиц (Определение ВС РФ №305-ЭС18-18943)

В 2006 году ООО-1 перечислило ООО-2 более 20 млн рублей на условиях договора беспроцентного займа сроком на 5 лет.  В 2007 году ООО-1 уступило требование этих денежных средств ООО-3. При этом ООО-3 обязалось выплатить стоимость уступки требования до 2015 года, однако не сделало этого. В 2013 году ООО-1 уступило данное требование ООО-2. По условиям второй уступки:

  • обязательство ООО-2 перед ООО-1 было прекращено зачетом нераскрытого сторонами обязательства;
  • ООО-2 стало должником ООО-3 в отношении возврата заемных средств;
  • ООО-3 стало должником ООО-2 в отношении выплаты цены договора цессии.

В сентябре 2017 года ООО-3 было признано несостоятельным, ООО-2 попросило признать его требования к ООО-3.  Суд первой инстанции заявителю отказал, так как закончилась исковая давность (момент заключения первого договора цессии). В апелляции и кассации с такой позицией не согласились, указав, что раз в первом договоре уступки требования срок – 2015 год, то исковая давность не истекла. При этом были отклонены доводы конкурсного управляющего должником о связанности ООО-1, ООО-2 и ООО-3 – поскольку суды посчитали, что вхождение в одну группу лиц не свидетельствует об отсутствии фактических отношений. Кроме того, между совершением сделок имелся большой временной разрыв.

Почему с этим не согласился Верховный суд?

  • Мажоритарный корпоративный контроль за ООО-1, ООО-2 и ООО-3 осуществляли физические лица, связанные брачными отношениями, что было установлено судом апелляционной инстанции. При этом в обычном обороте аффилированные лица стараются оптимизировать внутренние долги, что может длиться с учетом доверительных отношений неограниченное количество времени. В этой связи временной разрыв при заключении договоров правового значения не имеет.
  • Учитывая факт, что по требованию ООО-3 к ООО-2 срок исковой давности истекал до отсроченного исполнения встречного обязательства, компании не желали ни взыскивать долги, ни оформлять соглашения о взаимозачете. Такое поведение может свидетельствовать об аффилированности этих лиц.
  • После инициирования в отношении ООО-3 процедуры банкротства, аффилированное с ним ООО-2 воспользовалось оптимизацией внутренних долгов и заявило требование о включении задолженности в реестр. Было очевидно, что арбитражный управляющий ООО-3 потребовать исполнения с ООО-2 уже не сможет – из-за истечения исковой давности. В этой связи ВС РФ оставил в силе акт первой инстанции.

1038

Источник: https://legaltop.ru/overview/voprosy-affilirovannosti-v-delakh-o-nesostoyatelnosti-rassmotrennykh-verkhovnym-sudom/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.