Аффилированный договор

Содержание

Как проходят сделки между взаимозависимыми лицами? – nalog-nalog.ru

Аффилированный договор

/ Банкротство / Банкротство юридических лиц

Назад

: 18.07.2019

Время на чтение: 5 мин

0

300

Сделки с аффилированными (взаимозависимыми) лицами зачастую относятся к контролируемым со стороны налоговой инстанции и несут в себе риски признания их недействительными. Оспорить такие сделки могут как собственники компании, так и управляющий в процессе банкротства.

  • Признаки взаимозависимости (аффилированности) лиц в соответствии с налоговым законодательством
  • Что считается контролируемой сделкой аффилированных лиц, и когда ФНС контролирует такие сделки
  • Какие обязанности накладывает на компанию заключение сделки
  • Можно ли оспорить сделки

Кто признается взаимозависимыми лицами

Взаимозависимые лица — несколько субъектов правоотношений (граждан или юрлиц), среди которых есть как минимум один субъект, который может влиять (п. 1 ст. 105.1 НК РФ):

  • на участие как минимум одного другого субъекта в тех или иных сделках;
  • на результаты экономической деятельности, которая осуществляется как минимум одним другим субъектом.

Подробнее о критериях отнесения лиц к взаимозависимым читайте здесь.

Один из распространенных видов отношений между взаимозависимыми лицами — сделка. Как правило, в виде коммерческого договора.

В предусмотренных законом случаях сделка между взаимозависимыми лицами может быть классифицирована как контролируемая. Но какие тому могут быть причины?

Критерии отнесения к аффилированным лицам

Чтобы признать физическое или юридическое лицо аффилированным, необходимо определить его способность оказывать влияние на других субъектов, осуществляющих хозяйственную деятельность или являющихся участниками сделок. Законодательство разделяет лица, которые являются аффилированными по отношению к юридическому лицу, и тех, кто оказывает влияние на «физическое лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность», то есть на ИП.

К первым статья 4 Закона «О конкуренции…» относит тех, кто соответствует следующим признакам:

  • представитель коллегиального исполнительного органа или органа управления (например, совета директоров или наблюдательного совета), а также лицо, «осуществляющее полномочия его единоличного исполнительного органа». Этот пункт действует и в отношении юрлиц, являющихся участниками финансово-промышленных групп;
  • лица из той же группы, что и юридическое лицо;
  • те, кто имеют право распоряжаться более чем 20% общего количества , относящихся к голосующим акциям или приходящихся на долю участия в уставном капитале компании. К этому пункту относятся и юридические лица.

По отношению к ИП аффилированными являются:

  • Организации, в которых его доля уставного капитала составляет больше 20%.
  • Лица, относящиеся с ним к одной группе. Понятие группы лиц раскрывается в п. 7 ч.1 ст. 9 ФЗ «О защите конкуренции» (перечисляются родственные связи, в т. ч. некровные).

Подробнее

Что представляют собой контролируемые сделки

Контролируемой считается сделка между взаимозависимыми лицами, которая подлежит проверке со стороны ФНС на предмет необоснованного уменьшения или увеличения налогооблагаемой базы.

Контролироваться ФНС могут сделки между взаимозависимыми лицами, которые:

  • образуют суммы, подлежащие обложению НДФЛ, налогом на прибыль, НДПИ, НДС;
  • подпадают под критерии, установленные в пп. 1–3, 5–7 ст. 105.14 НК РФ;
  • не подпадают под критерии, приведенные в п. 4 ст. 105.14 НК РФ.

Проверив сделку между взаимозависимыми лицами, ФНС может оштрафовать участников и доначислить налог для его плательщика, если посчитает, что база по нему была безосновательно уменьшена. Признание участников сделки взаимозависимыми осуществляется исключительно в налоговых целях.

Узнать больше о контролируемых сделках вы можете в статье:«Критерии контролируемых сделок — таблица на 2020 год».

Сделки между аффилированными лицами: последствия

Взаимозависимость — понятие, очень близкое другому, аффилированности. При этом факт аффилированности (устанавливаемый исходя из критериев, которые определены ст. 4 закона РСФСР «О конкуренции» от 22.03.1991 № 948-1) сторон сделки в общем случае не предопределяет правовых последствий, аналогичных тем, что характеризуют контролируемые сделки между взаимозависимыми лицами.

Вместе с тем в законодательстве можно выделить ряд следующих обязанностей:

  • для всех юрлиц — по раскрытию информации об аффилированных субъектах в бухгалтерской отчетности (подп. «а» п. 4, пп. 6, 10–15 ПБУ 11/2008);
  • для ООО — по обеспечению хранения данных об аффилированных субъектах (п. 1 ст. 50 закона «Об ООО» от 08.02.1998 № 14-ФЗ);

Источник: https://PlatformaVr.ru/uk/affilirovannost-sdelki.html

Вс пояснил, как отличить реальные договоры займа от фиктивных в банкротном деле

Аффилированный договор

8 октября Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 308-ЭС20-8307 по обособленному спору о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности кондитерской фабрики перед обществом по девяти договорам займа.

Нижестоящие суды не нашли признаков аффилированности в спорных договорах займа

В июне 2015 г. ООО «Инвест» и ООО «Кондитерская фабрика «Мишкино» заключили девять договоров займа. В дальнейшем фабрика была признана банкротом, а поскольку она не вернула заемные средства, ее контрагент обратился с заявлением о включении задолженности в размере 587 млн руб. в реестр требований кредиторов.

В ходе судебного разбирательства ПАО КБ «Центр-Инвест», будучи конкурсным кредитором должника, возражало против удовлетворения такого требования. В частности, банк утверждал о наличии аффилированности между обществом «Инвест» и кондитерской фабрикой.

Кредитная организация ссылалась на то, что спорные договоры займа имеют признаки сделок нестандартного характера, так как кредитор выдает последующие займы без исполнения предыдущих обязательств, при этом длительное время не обращается с требованием о возврате ежемесячных процентов и суммы основного займа, предоставляет отсрочку исполнения обязательств и изменяет статус выплаты процентов с ежемесячного на единовременный в конце срока. Такие действия кредитора, по мнению банка, необъяснимы с точки зрения цели юрлица в виде извлечения прибыли от своей деятельности. Подобные факты, полагал банк, могут свидетельствовать о подаче заявления о включении требований в реестр исключительно с целью уменьшения в интересах должника и его аффилированных лиц количества , приходящихся на долю независимых кредиторов.

Тем не менее три инстанции удовлетворили требование «Инвест», исходя из надлежащего подтверждения им наличия задолженности.

Суды отметили наличие в материалах дела надлежащим образом заверенных договоров займа, дополнительных соглашений к ним, актов сверки взаимных расчетов по каждому из договоров, платежных поручений, а также финансовой и бухгалтерской отчетности, подтверждающей отражение полученных заемных средств и проводку финансовых операций по каждому из договоров по бухгалтерским регистрам.

В связи с этим суды указали на реальность заключенных договоров займа и фактическое перечисление заемных средств на счет должника.

При этом они отметили, что ссылки банка без представления конкретных доказательств на определенные хозяйственные связи между должником и рядом хозяйственных обществ не обосновывают, как указанные взаимоотношения влияют на возможность признания заявителя аффилированным по отношению к должнику. Суды также отклонили доводы о фиктивном характере взаимоотношений сторон договоров займов, так как их выдача производилась обществом «Инвест» за счет собственных средств, оно получало от кондитерской фабрики проценты за пользование финансированием, что свидетельствовало о реальной экономической деятельности общества и отсутствии у него намерения причинить вред иным кредиторам должника.

Суды также сочли, что общество «Инвест» не имело цели контролировать процедуру банкротства, поскольку общий размер включенных в реестр требований составляет около 3 млрд руб., в то время как требования заимодавца составляют не более 590 млн руб.

ВС согласился с выводами нижестоящих инстанций

Впоследствии ПАО КБ «Центр-Инвест» оспорило судебные акты в Верховный Суд.

В своей кассационной жалобе банк указал, что стороны спорных договоров займа являются аффилированными лицами и находятся под контролем семьи Узденовых, члены которой использовали расчетные счета общества, должника и иных лиц, входящих в группу, в качестве транзитных. Банк также отмечал, что наличие подобного контроля над сторонами договоров займа подтверждается как многочисленными публикациями в СМИ, так и посредством анализа выписок из ЕГРЮЛ.

После изучения материалов дела № А53-5830/2019 Судебная коллегия по экономическим спорам заключила, что возражения банка против требований ООО «Инвест» по существу сводились к фиктивности спорных займов ввиду того, что денежные средства проходили через счет общества и должника транзитом, не опосредуя реальные хозяйственные отношения, а создавая лишь видимость этого в целях искусственного формирования задолженности (ст. 170 ГК РФ).

«Такая версия может выглядеть убедительной, только если предположить, что действия как кредитора (общества), так и заемщика (кондитерской фабрики) координировались из единого центра принятия управленческих решений, иными словами, если общество и должник были аффилированы по признаку вхождения в одну группу лиц, объединенную общими экономическими интересами», – отметил Суд.

ВС добавил, что банк не оспаривал, что между должником и обществом отсутствовали формально-юридические признаки аффилированности.

«В то же время доказывание в деле о банкротстве факта общности экономических интересов допустимо не только через подтверждение юридической связанности, но и фактической, наличие которой имеет место тогда, когда структура корпоративного участия и управления искусственно позволяет избежать формального критерия группы лиц, однако сохраняется возможность оказывать влияние на принятие решений в сфере ведения предпринимательской деятельности (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 15 июня 2016 г. № 308-ЭС16-1475)», – указано в определении.

Как пояснил Верховный Суд, для определения аффилированности сторон заемных отношений необходимо было доказать, что спорные сделки являлись нестандартными с точки зрения заведенной в гражданском обороте практики поведения.

Ранее банк отмечал, что общество «Инвест» в качестве займа предоставляло денежные средства, полученные от нескольких хозяйственных обществ, кондитерской фабрике, которая, в свою очередь, перечисляла эти деньги этим же хозобществам.

Тем самым, как полагал банк, заемные денежные средства возвращались тем лицам, которые их и предоставили заимодавцу, что свидетельствовало о закольцованном характере движения денег.

Тем не менее высшая судебная инстанция указала на необоснованность таких доводов банка, выборочно ссылавшегося на операции, которые могли подтвердить его правовую позицию, игнорируя остальные факты. «Так, как пояснял в отзыве временный управляющий, значительная часть заемных денежных средств (около 196 млн руб.) направлена на погашение долга по кредиту перед АО «Альфа-Банк», – указал Суд.

– Иные средства направлялись на выплату кредита заявителю кассационной жалобы (банку), выплату заработной платы работникам фабрики, на исполнение обязательств по уплате обязательных платежей, на расчеты с контрагентами за поставленную продукцию и проч., то есть фактически заемные средства использовались на нужды кондитерской фабрики, для поддержания ее обычной хозяйственной деятельности».

Верховный Суд добавил, что со стороны как общества, так и должника имело место обычное предпринимательское взаимодействие, не выходящее за пределы разумного и добросовестного осуществления гражданских прав, а финансирование предоставлялось реально на условиях, доступных обычным (независимым) участникам рынка, и использовалось на собственные нужды заемщика. Таким образом, ВС оставил в силе судебные акты нижестоящих инстанций.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Партнер АБ «Бартолиус» Наталья Васильева полагает, что при кажущейся простоте фабулы рассматриваемого дела оно наполнено огромным количеством фактуры, анализом многоступенчатого владения и тесных экономических связей разветвленной группы лиц, в которую, по мнению банка, входят как должник, так и кредитор.

«Именно на этом основании банк и выступал за отказ кредитору во включении в реестр – по мотиву фактической аффилированности, в связи с чем должник в схеме движения денежных средств выступал, по мнению кредитной организации, в качестве транзитного звена, а договоры займа имеют мнимый характер, применению подлежит ст.

170 ГК РФ», – пояснила она.

По словам эксперта, практика применения различных стандартов доказывания в делах о банкротстве уже несколько лет разрабатывается Верховным Судом, поэтому определение является очередным вкладом ВС в развитие этого безусловно важного процессуального института.

«Процесс распределения бремени доказывания при заявлении возражений против требований иных кредиторов в реестр выглядит таким образом: кредитор, подавший требование к реестр, изначально обязан представить ясные и убедительные доказательства в подтверждение своего права требования к должнику, а кредитор, оспаривающий правомерность требования иного кредитора к должнику, заявляет свои возражения prima facie, то есть “на первый взгляд”, иными словами, ему необходимо породить разумные сомнения в том, что заявляющий требование кредитор является аффилированным, а сделка – мнимой», – рассказала Наталья Васильева.

Она отметила, что, в случае если факт аффилированности будет доказан, на аффилированного кредитора переходит бремя доказывания обоснованности права требования к должнику, то есть факта заключения реальной сделки, уже исходя из еще более повышенного стандарта доказывания, а именно: «вне всяких разумных сомнений».

«Обращает на себя внимание то, что довод банка об аффилированности кредитора и должника через ряд физических лиц, в том числе Тимура Узденова, который входил в группу кредитора и одновременно являлся поручителем должника перед иной кредитной организацией, вошедший в текст определения о передаче дела на рассмотрение коллегии, в итоговом определении ВС РФ никакой оценки не получил. Также не были учтены Верховным Судом сведения, изложенные в многочисленных публикациях СМИ, на которые указывал Банк в кассационной жалобе и упоминание о которых также было включено в определение о передаче дела на рассмотрение ВС РФ; из них следует, что должник находится под контролем Тимура Узденова», – подытожила Наталья Васильева.

Старший юрист АБ «Бартолиус» Татьяна Стрижова добавила, что Верховный Суд в очередной раз возвращается к проблеме распределения бремени доказывания по спорам о включении требований аффилированных кредиторов в реестр. Она отметила, что в рассматриваемом деле с учетом повышенного стандарта доказывания было исследовано значительное количество доказательств.

«В частности, судом апелляционной инстанции истребованы и проанализированы расширенные выписки о движении денежных средств как по счетам самого должника, так и по счетам общества, благодаря чему исключены обстоятельства транзита денежных средств с использованием счетов должника, проанализированы источники поступления и расходования денежных средств сторонами договоров займа. Судами также проанализирован и установлен реальный характер инвестиционной деятельности общества на постоянной основе, определен его коммерческий интерес в заключении спорных сделок, а также проанализировано поведение последнего на предмет экономической обоснованности. При таком объеме и “качестве” представленных доказательств доводы банка о возможном “семейном” контроле за внутригрупповым движением средств, по мнению Верховного Суда, с наименьшей вероятностью свидетельствовали о нестандартном предпринимательском взаимодействии», – заметила юрист.

По ее словам, позиция ВС вызывает особый интерес тем, что Суд ориентирует правоприменителей на допустимость использования такого стандарта доказывания, как «баланс вероятностей» при разрешении споров в ситуации, когда позиции обеих сторон не подтверждаются безупречными однозначными доказательствами, но при этом в сравнении между собой одни доводы выглядят более убедительными, чем другие. «Так, Коллегия, применяя “баланс вероятностей”, отмечает, что “…при установленных судами обстоятельств наиболее вероятное положение дел выглядит таким образом, что со стороны как общества, так и должника имело место обычное предпринимательское взаимодействие, не выходящее за пределы разумного и добросовестного осуществления гражданских прав”», – подчеркнула Татьяна Стрижова.

Адвокат, советник INTELLECT, арбитражный управляющий Сергей Гуляев полагает, что Верховный Суд продолжил смягчать выработанный им же в середине 2016 г. и развитый впоследствии правовой подход касательно требований из договоров займа в делах о банкротстве.

«Ранее ВС РФ занимал очень жесткую позицию в отношении займов, при которой даже косвенное подозрение в аффилированности должника и кредитора могло привести к отказу во включении требований в реестр требований кредиторов.

Данная позиция в свое время дала положительный результат, количество дел о банкротстве, контролируемых «дружественными» по отношению к должнику кредиторами, требования которых как раз происходили из договоров займа, стало минимальным.

В дальнейшем ВС РФ начал свою позицию смягчать, последовал ряд актов, в которых указывалось, что наличие аффилированности само по себе не свидетельствует о мнимом характере займа, необходимо именно фактическое обоснование нереальности заемных отношений», – пояснил он.

По словам эксперта, такой подход был вновь продемонстрирован в рассматриваемом деле: ВС РФ с учетом отсутствия надлежащих доказательств наличия аффилированности и наличия документов, подтверждающих реальность заемных отношений, сделал вывод об обоснованности требований кредитора.

«Примечателен тот факт, что ВС РФ продолжает линию строгого контроля над требованиями, вытекающими из договора займа, хотя он в итоге согласился с позицией нижестоящих судов.

Учитывая низкий процент передачи кассационных жалоб, подаваемых в ВС РФ, именно на очное рассмотрение судебной коллегией, в данном случае жалоба была рассмотрена, доводы и обстоятельства были изучены Судебной коллегией по экономическим спорам, только после этого сделан вывод о реальности заемных отношений», – отметил Сергей Гуляев.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-poyasnil-kak-otlichit-realnye-dogovory-zayma-ot-fiktivnykh-v-bankrotnom-dele/

Сделки с заинтересованностью, сделки в совешении которых имеется заинтересованность

Аффилированный договор

В категорию взаимозависимых попадают физические или юридические лица, отношения между которыми определяют результаты их сделок. Взаимозависимость может возникать в разных «комбинациях»: между физлицами, между юрлицами или между теми и другими.

И она считается негативным критерием, если в совокупности с другими факторами намекает на признание налоговой необоснованной выгоды.

Отношения, характеризуемые как взаимозависимые, могут указывать на то, что налогоплательщик был осведомлен о нарушениях контрагента, но не счел нужным как-то отреагировать и предпринять меры.

Вот почему на такую важную деталь, как взаимозависимость между контрагентами, налоговая при проверках обращает внимание не меньше, чем на анализ денежных и товарных потоков. Инспекторы могут доказать, что налогоплательщик знал о том, что контрагент не платит налоги, так как является взаимозависимым с ним, и, следовательно, признать необоснованную налоговую выгоду.

Большинство сделок между взаимозависимыми лицами являются контролируемыми (для этого они должны соответствовать определенным критериям), и о них надо сообщать в ФНС до 20 мая каждого календарного года.

Критерии взаимозависимости определены в Налоговом кодексе (п. 2 ст. 105 НК РФ):

  • одно физлицо находится в подчинении у другого;
  • родственные связи между физлицами (родственниками считаются не только супруги, родители и дети, но и братья, сестры, опекуны и подопечные);
  • доля участия одной организации в другой превышает 25%;
  • доля участия лица в одной или нескольких организациях превышает 25%;
  • не менее 50% состава исполнительного органа в одной или нескольких организациях избраны по решению одного и того же лица;
  • более 50% состава исполнительного органа организаций составляют одни и те же физлица;
  • лицо осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа в одной или нескольких организациях;
  • доля прямого участия каждого предыдущего лица в каждой последующей организации превышает 50%.

Лица могут сами признавать себя взаимозависимыми (п. 6 ст. 105.1 НК РФ) или их может признать фактически взаимозависимыми суд, например, если руководителей разных компаний связывают дружеские отношения и они устанавливают нерыночные условия в совместных сделках (п. 7 ст. 105.1 НК РФ).

При этом само по себе участие субъектов РФ или муниципальных образований в организациях не является признаком взаимозависимости (п. 5 ст. 105.1 НК РФ), так же как и влияние более крупных компаний на условия сделки (п. 4 ст. 105.1 НК РФ).

Участие физлица и юрлица в компании определяется по общему вкладу его самого и всех его взаимозависимых лиц. Под итоговой долей понимается сумма долей прямого и косвенного участия. Последнее определяется расчетным путем (пп. 3 п. 3 ст. 105.2 НК РФ).

Перед проведением расчетов нужно вычислить прямую долю в отношении каждого из звеньев каждой последовательности участия. Если последовательностей участия несколько, косвенные доли суммируются.

Привлечение к налоговой ответственности аффилированных (подконтрольных) лиц

Под конфликтом интересов понимается ситуация, при которой личная заинтересованность (прямая или косвенная) государственного или муниципального служащего влияет или может повлиять на объективное исполнение им должностных обязанностей и при которой возникает или может возникнуть противоречие между личной заинтересованностью служащего и законными интересами граждан, организаций, общества, РФ, субъекта РФ, способное привести к причинению вреда этим интересам (ст.

НК сделки считаются совершенными с взаимозависимыми лицами в случаях, когда участниками таких сделок являются:

  • две организации, одна из которых непосредственно или косвенно участвует в другой организации и суммарная доля такого участия составляет более 20%;
  • два физических лица, одно из которых подчиняется другому по должностному положению;
  • два физических лица, состоящих в брачных отношениях, отношениях родства или свойства, усыновителя и усыновленного, попечителя и опекаемого.

Также согласно п.

Закона об ООО.

ООО будут иметь право оспорить такую сделку в суде, если докажут, что ее совершение нанесло ущерб обществу (п.

6 ст. 45 закона 14-ФЗ). Поэтому оформить данное согласие желательно.

Они несут бремя дополнительных налоговых проверок при начислении налогов по результатам сделки между взаимозависимыми лицами.

Взыскание налогов Налогообложению сделок аффилированных лиц, совершаемых между субъектом предпринимательства и его взаимозависимым лицом, посвящен объемный раздел Налогового кодекса. Его основное содержание сводится к цели защиты интересов государства при определении цены в сделках, сторонами которых являются аффилированные лица.

Инфо

О. По делам о возмещении генеральным директором убытков истец обязан доказать наличие у юридического лица этих убытков.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (п. 2 ст. 15 ГК РФ, постановление Пленума ВАС РФ № 62, определение ВАС РФ № ВАС-14769). Генеральный директор акционерного общества несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей он действовал недобросовестно или неразумно, в том числе если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску (п.

Предлагаем ознакомиться: Образец акта обследования жилого помещения

Внимание

Для квалификации в качестве группы лиц совокупность физических лиц должна обладать одним или несколькими признаками, перечисленными в ст. 9 Федерального закона № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

Из приведенного законодательного определения аффилированности следует, что перечень лиц, которые могут признаваться заинтересованными в совершении сделки, не является исчерпывающим.

Это находит отражение в судебной практике: рассматривая иски о признании недействительными сделок по признаку заинтересованности, суды в сходных обстоятельствах принимают различные решения исходя из специфики конкретного рассматриваемого дела.

— являются стороной сделки или выступают в интересах третьих лиц в их отношениях с обществом;- владеют (каждый в отдельности или в совокупности) 20% и более процентами акций (долей, паев) юридического лица, являющегося стороной сделки или выступающего в интересах третьих лиц в их отношениях с обществом;

— занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной сделки или выступающего в интересах третьих лиц в их отношениях с обществом, а также должности в органах управления управляющей организации такого юридического лица;- в иных случаях, определенных уставом общества.Аналогичная норма содержится и в ст.

К физическим лицам также применимо понятие аффилированности, если они занимаются предпринимательской деятельностью.

Перечень взаимозависимых лиц для предпринимателя практически полностью совпадает с участниками группы лиц, в которой он состоит, но имеет одно дополнение. Аффилированность признается также за коммерческой корпорацией, в которой рассматриваемый предприниматель имеет более 20% долей или голосующих акций.

• мужа или жену;

• родителей или усыновителей;

• родных и усыновленных детей;

• братьев и сестер – как полнородных, так и единоутробных или единокровных.

К группе лиц, в которую входит физическое лицо, автоматически присоединяются предприятия, которые связаны с перечисленными родственниками.

В корпоративном праве регулирование сделок с аффилированными лицами осуществляется в рамках института конфликта интересов и сделок с заинтересованностью. Законы об отдельных видах коммерческих корпораций подробно перечисляют субъектный состав сделок с заинтересованностью, который совпадает с определением аффилированных лиц.

Лицо признается заинтересованным в заключении договора, если выгодоприобретателем, стороной или посредником в нем является его аффилированное лицо.

Так, заинтересованность присутствует при совершении сделки между членом совета директоров коммерческой корпорации и самой такой корпорацией, между корпорацией и другим хозяйственным обществом, где сын директора владеет контрольным пакетом акций и т.п.

• отстранение заинтересованного лица от участия в обсуждении целесообразности заключения договора и его условий;

• утверждение сделки высшим органом управления коммерческой корпорации.

Чтобы данный порядок был соблюден, на заинтересованное лицо во всех случаях возлагается обязанность сообщать о своей заинтересованности, даже если конкретные условия сделки не наносят ущерба коммерческой корпорации и ее членам.

Также для сделок между взаимозависимыми лицами большое значение имеет порядок определения цены, что влияет на налоговые последствия сделки.

Как получить одобрение сделки

Один и тот же генеральный директор может управлять неограниченным количеством юридических лиц и заключать неограниченное количество сделок. Налоговые риски несут только нерыночные цены и другие финансовые условия в сделках.

Если гендиректор не единоличный орган управления, он должен сообщить участникам общества информацию о юрлицах, в которых занимает руководящую должность, и сделка должна быть одобрена общим собранием участников, не заинтересованных в сделке.

Если цена сделки не превышает 2% от стоимости имущества компании, сделку может одобрить совет директоров (п. 7 ст. 45 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Сами по себе сделки между взаимозависимыми сторонами не являются незаконными, но при условии если в них соблюдены те же условия, что и в сделках между не связанными друг с другом физическими или юридическими лицами (п. 1 ст. 105.3 НК РФ).

К условиям относится не только цена сделки, но и правила передачи товара, отсрочка или рассрочка платежа, правила страхования. Если в результате нерыночных условий одна из сторон несет лишние расходы и недополучает доходы, эти сделки могут привлечь внимание налоговой, потому что такие доходы должны учитываться для условий налогообложения.

Какие лица признаны аффилированными?

Согласно ст. 4 Закон РСФСР от 22 марта 1991 г. № 948-I «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (с изменениями от 24 июня 1992 г.) аффилированные лица – физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность:

Аффилированные лица

Источник: https://aburist.ru/uk/sdelki-mezhdu-affilirovannymi-licami-posledstviya.html

Оспаривание сделок аффилированных лиц

Аффилированный договор

При проведении процедуры банкротства временная администрация имеет право оспаривать сделки, которые считает подозрительными или заведомо невыгодными для компании – зачастую именно они становятся причиной плачевного экономического состояния компании.

И особое внимание при аудите уделяется сделкам с аффилированными лицами, которые считаются наиболее рискованными и потенциально мнимыми или притворными, заключенными с целью вывести капитал или активы компании.

В данной статье мы рассмотрим, кто считается аффилированными лицами, в каких ситуациях сделки с ними оспариваются, а также как происходит оспаривание суде.

Аффилированные лица: кто это?

В юриспруденции понятие «аффилированность» применяется достаточно часто. В широком смысле это означает какую-то связь между юрлицами и не несет в себе никакой окраски – ни позитивной, ни негативной.

Примеры таких связей могут быть самыми различными: руководитель одной компании имеет долю в другой, родственник члена правления ООО является директором компании-партнера, собственник одного предприятия является также членом наблюдательного совета другого и т.д.

Вообще, конкретного списка или определения в законодательстве для аффилированных лиц ООО не существует – связи между юридическими и физическими лицами, а также степень их влияния друг на друга определяют в каждом конкретном случае. Суд имеет право признать взаимосвязь между лицами даже тогда, когда она неочевидна – если речь идет о дальних родственниках, соседях, одноклассниках и т. д., если сделка выглядит заведомо невыгодной или обманной.

Когда можно оспорить сделки аффилированных лиц?

Аудит сделок и их оспаривание может выполняться на любом этапе деятельности компании, но чаще всего необходимость в этом возникает в процессе банкротства.

У временного управляющего одна из основных задач – это выяснить причины, почему компания потерпела неудачу на рынке и стала банкротом, ведь зачастую банкротство является фиктивным.

Проверка всех сделок за последнее время (обычно берется период в последние 3 года перед инициированием банкротства) – мощное средство для определения причин и оснований плачевного финансового положения ООО.

Сделки между аффилированными лицами могут быть оспорены в случае, если совпадает несколько факторов:

  • компания находится не в лучшем финансовом состоянии (обычно это происходит уже в период процедуры банкротства);
  • сделка выглядит невыгодной или фиктивной – к примеру, если активы компании продаются за слишком малые суммы или отчуждаются на безвозмездной основе, передаются в долгосрочную аренду основные средства, что делает невозможной привычную деятельность и т. д. Выгодную сделку, даже если она совершается аффилированными лицами, никто оспаривать не будет;
  • наблюдается конфликт интересов – стороны сделки являются аффилированными, и связь между ними может использоваться в личных целях руководства проблемной компании. Выявление конфликта интересов – это обязанность временной администрации, однако последнее слово все равно за судом.

Чаще всего оспариваются те сделки, которые, по мнению временного управляющего, привели к банкротству компании. Логика вполне очевидна: если их расторгнуть и отменить, финансовое состояние вверенной организации существенно улучшится, и возможно удастся сохранить деятельность фирмы без процедуры банкротства.

Порядок оспаривания сделок аффилированных лиц

Существует определенный порядок действий, которые позволяют оспорить сделки компании, заключенные с аффилированными лицами. Он включает такие действия:

  • поиск потенциально вредных для компании сделок – тех, которые могли привести к негативному финансовому состоянию. Аудит выполняет временный (конкурсный) управляющий. Под сомнение попадают те сделки, которые могли нанести ущерб предприятию;
  • подготовка искового заявления – необходимо составить иск о расторжении сделки перед подачей его в суд. Это может быть решение как самого временного управляющего, так и совета акционеров компании. В иске указываются причины, почему сделка должна быть признана недействительной (нанесение ущерба компании, очевидная невыгодность для ООО и т. д.), а также информация об аффилированных лицах, которые были стороной сделки и могут быть заинтересованы в ее результатах. Для составления иска лучше воспользоваться услугами адвоката – он точно учтет все нюансы и составит документ правильно. Вместе с заявлением подается пакет документов, которые свидетельствуют о том, что при заключении сделки мог быть конфликт интересов, и она нанесла ущерб, а значит, должна быть расторгнута;
  • подача искового заявления в суд. Подобные процессы имеет полномочия рассматривать арбитражный суд, потому заявление передаётся в арбитраж по месту регистрации юридического лица, сделки которого оспариваются. Для подачи иска можно воспользоваться услугами МФЦ, отправить иск с документами заказным письмом или передать лично в канцелярию суда. Копии искового заявления также направляются второй стороне оспариваемой сделки и другим лицам, если они имеют отношение к процессу;
  • рассмотрение процесса в суде. Во время слушаний каждая из сторон представляет свои аргументы – можно ли считать сделку неправомерной и стоит ли ее расторгать. Также изучаются документы и другие доказательства, после чего принимается решение: будут ли удовлетворены требования заявителя. Если суд не принял решение в пользу истца, можно попробовать подать апелляцию в вышестоящий суд.

Если оспариваемые сделки были расторгнуты, это означает, что стороны возвращаются к тому состоянию, в котором они были до их заключения. А значит, компания возвращает свои активы, и ее финансовое положение улучшается.

Заключение

Для сокрытия невыгодных для компании сделок руководство часто пользуется помощью аффилированных лиц. Однако все такие сделки могут быть оспорены – временная администрация имеет право подавать соответствующие иски, а суд – расторгать подобные контракты. Для успешного разрешения подобных споров рекомендуется воспользоваться услугами адвоката по арбитражным делам.

Источник: https://advokat-osherov.ru/blog/osparivanie-sdelok-affilirovannykh-lic/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.