Бенефициар оффшорной компании

Содержание

Риски и ответственность участников правоотношений с оффшорами

Бенефициар оффшорной компании

3 уровня рисков участников оффшорных правоотношений

Очевидно, что интерес к оффшорным1 правоотношениям возник не только у бизнес–сообщества, но и у государства.

Любой участник оффшорных правоотношений  может рано или поздно оказаться под пристальным вниманием налоговых и правоохранительных органов, которые будут видеть в нем потенциального правонарушителя.

В связи с этим ему необходимо ясно представлять себе те риски, которые ему приходится брать на себя, а также иметь определенные критерии для их оценки.

Мы выделяем три уровня рисков, которым могут подвергаться участники оффшорных правоотношений. Рассмотрим их составляющие и особенности.

Финансовый риск

Под финансовым риском подразумевается риск несения участником оффшорных правоотношений2 имущественных потерь в отсутствие привлечения к какой-либо ответственности. Данный уровень рисков — минимальный из всех рассматриваемых.

Финансовый риск участника оффшорных правоотношений включает несколько аспектов.

«Непредвиденные» налоговые обязательства.

В рамках оффшорных правоотношений у их участника могут возникнуть налоговые обязательства, которые им не предусматривались, однако были выявлены в ходе осуществления деятельности.

Допустим, компания BVI3  предоставила процентный заем российской компании с условием о выплате процентов по окончании срока, на который сумма займа была предоставлена.

При подготовке к возврату тела займа и процентов аудиторы российской компании пришли к выводу (верному, исходя из содержания подп. 3 п. 1 ст.

309 НК РФ) о том, что при выплате процентов необходимо будет удержать налог у источника в Российской Федерации по ставке 20%, хотя компания BVI планировала получение процентов в полном объеме.

Иные публичные обязательства. Речь идет об обязательствах, которые не являются непосредственно налоговыми, также не являются формой привлечения к тому или иному виду ответственности, однако связаны с имущественными потерями для налогоплательщика, например, пени (ст. 75 НК РФ).

Особенностью обязанности по уплате пени является то, что, она, как правило, возникает наряду с применением к налогоплательщику мер ответственности, причем суммы пени за счет средств на банковских счетах могут быть взысканы с юридических лиц и индивидуальных предпринимателей во внесудебном порядке4  (ст.

46 НК РФ).

Новые субъекты налоговой обязанности. Данный аспект финансового риска подразумевает возникновение налоговой обязанности у лица, которое изначально не рассматривалось субъектом таковой при планировании деятельности участников оффшорных правоотношений.

Например, если физическое лицо – гражданин США (или иного государства, в котором действует правило CFC — controlled foreign company) будет являться учредителем оффшорной компании, то при определенных обстоятельствах (обычно это, помимо наличия определенной доли участия в компании, налоговая нагрузка которой ниже определенного уровня, также получение данной компанией доходов определенного вида, в первую очередь, имеются в виду пассивные доходы) доход, полученный данной компанией, будет включаться в налоговую базу физического лица. В настоящее время правило CFC в том или ином виде действует в большинстве развитых государств (США, Великобритания, Нидерланды, Португалия, Франция и др.). Если данное правило будет введено в РФ ( так, «Основные направления налоговой политики РФ на 2008 – 2010 годы» предусматривают, в частности, внесение изменений в налоговое законодательство в части регулирования налогообложения контролируемых иностранных компаний), то российским бенефициарам придется декларировать и облагать налогом в РФ доходы своих оффшоров. 

Субъектами финансового риска могут являться как юрлица (оффшорная компания, ее российские контрагенты, выступающие в качестве налоговых агентов), так и физические лица (бенефициары, акционеры).

Причем они могут нести риск как непосредственно (являясь стороной по сделке с участием оффшорной компании либо получателем доходов от оффшорной компании), так и косвенно (через убытки принадлежащих им компаний).

Такие субъекты как руководители, должностные лица, номинальные акционеры и директора, иные сотрудники (если они не являются одновременно акционерами или бенефициарами оффшорной компании) в зону финансовых рисков не попадают.

Административный риск

Административный риск предполагает вероятность привлечения участника оффшорных правоотношений к административной или налоговой ответственности (которую также можно рассматривать как разновидность административной ответственности, не включенную в КоАП РФ).

Привлечение к административной ответственности за правонарушения в сфере налогов и сборов для участника оффшорных правоотношений наиболее вероятно в следующих ситуациях:

  • оффшорная компания ведет деятельность, приводящую к возникновению постоянного представительства в РФ, с нарушением срока постановки на учет (ст. 15.3 КоАП РФ);
  • оффшорная компания ведет деятельность, приводящую к возникновению постоянного представительства в РФ, и при этом не подает налоговую декларацию (ст. 15.5 КоАП);
  • оффшорная компания не предоставляет сведения, необходимые для осуществления налогового контроля (ст. 15.6 КоАП).

Субъектом упомянутых правонарушений могут быть только должностное лицо (директор оффшорной компании). Административная ответственность должностных лиц может наступать только при наличии вины (п. 2.1. КоАП РФ) и выражена в основном в форме штрафных санкций, которые имеют сравнительно небольшой размер (до нескольких тысяч рублей).

Срок давности привлечения к ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации о налогах и сборах составляет 1 год со дня совершения правонарушения (п. 1 ст. 4.5. КоАП РФ), а по длящимся правонарушениям — со дня обнаружения (п. 2 ст. 4.5.Кодекса).

Что касается налоговой ответственности, то ее размер вкупе с начисленными пени может достигать значительных размеров. Среди норм НК РФ об ответственности за налоговые нарушения к участникам оффшорных правоотношений наиболее применимы три состава — ст. 120, 122 и 123 (см. таблицу 1).

Ответственность может наступать только при наличии вины. При этом необходимо отметить, что если ранее вина считалась установленной только вступившим в силу решением суда, то теперь такое требование исключено из НК РФ (см. п. 6 ст.

108 НК РФ), поэтому для признания вины и, соответственно, привлечения налогоплательщика к ответственности, взыскания штрафов и пени за счет средств, находящихся на банковских счетах, достаточно административного акта.

Сроки давности привлечения к налоговой ответственности составляют 3 года со дня совершения правонарушения, а для правонарушений, предусмотренных ст. 120 и 122 НК РФ — со следующего дня после окончания соответствующего налогового периода (п. 1 ст. 113 НК РФ).

Таблица 1

Риски привлечения к налоговой ответственности участников оффшорных правоотношений

Суть налогового правонарушенияКвалификация нарушенияСубъект ответственности
Оффшорная компания ведет деятельность, приводящую к возникновению постоянного представительства в РФ, не уплачивая налоги в РФ (чему обычно сопутствует также отсутствие постановки на налоговый учет и неведение налогового и бухгалтерского учета).Грубое нарушение правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения, если они повлекли занижение налоговой базы (ст. 120 НК РФ); неуплата или неполная уплата сумм налога или сбора (ст. 122 НК РФ).Юрлица (оффшорные компании либо их участники), физические лица (участники оффшорных компаний). Директора, должностные лица, иные сотрудники оффшорных компаний, контрагенты в зону налоговых рисков, обусловленных ст. 120 и 122 НК РФ, не попадают.
Акционер или бенефициар получают доходы от оффшорной компании и не декларируют их либо декларируют не полностью и, соответственно, не уплачивают налог в полном объеме.
Российская компания – налоговый агент, выплачивая доход в пользу оффшорной компании, не удерживает и не перечисляет в бюджет налог у источника.Невыполнение налоговым агентом обязанности по удержанию и (или) перечислению налогов (ст. 123 НК РФ)Российская организация (а также индивидуальный предприниматель) и иностранная организация, осуществляющая деятельность в РФ через постоянное представительство (для целей уплаты налога на прибыль – см. п. 2 ст. 287 НК РФ) либо состоящая на налоговом учете в РФ по любому основанию (для целей уплаты НДС – см. п. 2 ст. 161 НК РФ). Иные лица в зону рисков, обусловленных ст. 123 НК РФ, не попадают.

Уголовно-правовые риски

Риски привлечения участников оффшорных правоотношений к уголовной ответственности являются наиболее значительными в силу тяжести уголовно-правовых санкций. Данные риски могут возникать в аспекте нескольких статей УК РФ (см. таблицу 2).

Уклонение от уплаты налогов с организации (ст. 199 УК РФ).

На первый взгляд, ответственность по этой статье может наступать в тех же случаях, что и по ст. 122 НК РФ, но когда сумма неуплаченных налогов и сборов превысила уголовно-правовые пределы, предусмотренные ст. 198 УК РФ.

Однако, помимо сумм недоимки, для уголовно-правового состава необходимы следующие важные элементы:

  • совершение преступления определенным в ст. 198 УК РФ способом — либо путем непредставления налоговой декларации или иных документов, либо посредством включения в налоговую декларацию или иные документы заведомо ложных сведений;
  • наличие вины в форме прямого умысла (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 28.12.06 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», далее — Постановление № 64).

Источник: https://gsl.org/ru/press-center/press/riski-i-otvetstvennost-uchastnikov-o-2/

Бенефициар (бенефициарный владелец): это кто такой и чем отличается от выгодоприобретателя

Бенефициар оффшорной компании

Приветствую вас дорогие читатели. В этой статье вы узнаете кто такой бенефициар и бенефициарный владелец, если разница между бенефициарным владельцем и выгодоприобретателем. А в конце статьи я расскажу какими правами и обязанностями обладают бенефициары.

Источник статьи: бенефициар и бенефициарный владелец кто это такой и чем отличается?

Кто такие бенефициары?

Однозначного официального определения бенефициаров в российском законодательстве нет. В современном экономическом словаре бенефициар – это лицо которому предназначен денежный платеж, получатель денег, выгоды, прибыли и доходов.

В официальных документах термин бенефициар часто используется именно в том значении, которое ему дает экономический словарь – выгодоприобретатель. Еще одно распространенное значение реальный собственник какой-либо компании, который получает доход от ее деятельности лицо.

Это может быть и физическим и юридическим лицом, в любом случае это лицо, которому в итоге предназначается денежный платеж или получатель выгоды доходов прибыли. Например, от владения акциями компании, которые позволяют ему получать доходы от ее деятельности.

Однако значение термина бенефициар может различаться в зависимости от того в какой ситуации он используется. Бенефициарами считаются следующие лица:

наследники указанные в завещаниях на любое имущество, принимающего в собственность или получающие его в управлении.

арендодатели которые издают свое имущество в наем квартиру, нежилые помещения, машину и получают за это регулярную плату, так как владеют договором аренды.

 – владельцы счетов в банке, осуществляющей управление и контроль за ними и получающие прибыль

 – клиенты трастовой компании, сдавшие свое имущество в доверительное управление и получающие от этого доход

 – владельцы документарных аккредитивов

 – получатели страховых выплат по договору страхования

 – владельцы фирмы получающие доход от их работы

Бенефициарный владелец и выгодоприобретатель, если разница?

Термин бенефициар не имеет законодательного определения, но есть выгодоприобретатель и бенефициарный владелец. Которые расшифрованы в законе о противодействии легализации c отмыванию доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма.

Правда это не синонимы и тот, и другой получает прибыль от компании, но бенефициарный владелец тот кому принадлежит минимум четверть от общей доли.

Иными словами, если вы купите одну акцию Газпрома, станете выгодоприобретателем, а если 30 процентов бенефициарным владельцем.

Кто такой конечный бенефициар?

Конечный бенефициар при владение компанией – это ее реальный владелец, которому в итоге стекаются потоки прибыли. Он может действовать напрямую, а может и путем владения другими компаниями. Даже если юридически компанией владеет один человек, реальные права владельца могут быть совсем у другого. Для оформления бенефициарного владения могут быть использованы следующие механизмы:

  • Номинальное соглашение
  • Трастовая декларация, определяющая права и обязанности учредителей компании и собственников доверенного имущество
  • Акт учреждения доверительной собственности.

Чаще всего информация о конечном бенефициары является конфиденциальной и широко не разглашается. Для сокрытия конечного бенефициара, могут быть использованы офшоры или номинальные акционеры.

Кому и для чего нужны сведения о бенефициарных владельцах

В получении достоверной информации о бенефициарных владельцах, нуждаются прежде всего проверяющие органы. Эти сведения представляются настолько важными по нескольким причинам:

– они нужны и для организации противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию террористической деятельности

– махинациям с уплаты налогов незаконным выводом средств за рубеж и так далее.

Помимо проверяющих органов эта информация нужна и кредитором в принятие обоснованного решения о возможности предоставления средств. Информацию о бенефициарных владельцах обязаны выявлять кредитные организации, в которых клиенты открывают счета.

В анкетах они обязаны указать, действуют ли они в собственных интересах или к выгоде сторонних лиц. Сами же кредитные учреждения передают эти сведения в росфинмониторинг. Для оказания противодействия отмыванию преступных доходов.

Кредитные организации должны устанавливать следующие данные о бенефициары своего клиента: фамилия имя отчество гражданство, дата рождения, адрес проживания, инн, данные паспорта или миграционной карты.

Права и обязанности бенефициара

Согласно законодательству, бенефициар имеет ряд прав, которые защищают его деятельность. Но защита со стороны государства работает только, если лицо государственно зарегистрирована в роли бенефициара той или иной компании, что случается достаточно редко. Тем не менее в список прав бенефициара входит:

– Распоряжении долями в компании. Бенефициар имеет право полностью или частично продавать часть компании другим акционерам или третьим лицам самостоятельно, без согласия остальных членов совета директоров или другого высшего органа управления.

 – Назначать, контролировать и увольнять генерального директора компании на законных основаниях.

 – Участвовать в совете директоров компании и ать в принятии решений согласно доли в предприятие.

 – Получать доход в соответствии с процентом акций, других долей компании.

Самым главным правом бенефициара, является назначение и контроль за деятельностью генерального директора компании.

Бенефициар вправе сам назначать номинального владельца, который будет представлять его интересы внутри фирмы на законном основании.

И в случае конфликта интересов, также самостоятельно законным путем убирать его с должности. Но помимо прав, у бенефициара существует и ряд обязанностей:

– стать на учет в государственных органах

 – предоставлять всю информацию о себе и о компании бенефициаром которой он является

 – уплачивать налоги как бенефициар компании

Но как вы могли догадаться, этими правами и обязанностями часто пренебрегают реальные бенефициары различных компаний. Им важнее оставаться в тени для того чтобы государственные органы не могли распознать, кто получает денежные средства компании и каким образом они ему достаются.

Через номинальных владельцев, генеральных директоров компаний, бенефициары осуществляют свою деятельность внутри компании. Принимая все управленческие решения, но случае возникновения конфликта интересов все разногласия решаются согласна с договором. Благодаря которому, при грамотном юридическом оформлении.

Можно заставить человека не только уйти с должности, но и полностью выплатить компенсацию пострадавшему бенефициару.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/babkitime/beneficiar-beneficiarnyi-vladelec-eto-kto-takoi-i-chem-otlichaetsia-ot-vygodopriobretatelia-5ee7ca0ed5cb604099a53ce5

Данные о бенефициарах оффшора: кому доступны?

Бенефициар оффшорной компании

Когда заходит речь о тех, кому доступна информация о конечных владельцах иностранных компаний, инвесторы и бизнесмены автоматически склоняются к оффшорным юрисдикциям.

Несмотря на всевозможные требования со стороны международных инициативных групп вроде ОЭСР, Европейской Комиссии и ФАТФ, многие налоговые гавани сумели сохранить свое право защищать данные на государственном уровне.

Это значит, что регистрация оффшорной компании, как правило, предполагает высокий уровень правовой защиты ваших данных как иностранного бизнесмена. Это оптимальный, а порой – единственный способ сохранить конфиденциальность и обезопасить свое имущество, капитал от агрессивных конкурентов, рейдеров, бывших супруг/супругов. 

Внимание! Возможно, в будущем классическим оффшорным государствам все же придется ввести публичные реестры бенефициаров для соответствия международным правилам по борьбе с отмыванием преступных доходов и размыванием налоговой базы. 

Однако на данный момент такие известные и популярные юрисдикции, как Белиз, Невис, Маршалловы острова, Сент-Люсия и др. сумели сохранить право вести закрытые реестры, а данные из них не могут быть разглашены третьим лицам. 

Кто может получить информацию о бенефициарах классических оффшорных компаний?

Как известно, учреждение юридического лица в оффшорном государстве предполагает 

полную конфиденциальность личных и финансовых данных, а нарушение такого закона карается достаточно строго. Разбираясь в бизнесе с использованием классических оффшорных компаний, выделим три основные организации, которые должны иметь доступ к данным бенефициаров:

  1. Привлечение лицензированного регистрационного агента – обязательное требование для инкорпорации фирмы. Именно такому представителю вы, как владелец международной компании, инвестиционного фонда, траста или корпорации, обязаны передать полные сведения о конечных выгодоприобретателях (согласно правилам KYC и Due Diligence).  
  2. Корпоративный профессиональный посредник, которым в данном случае является наша компания Offshore Pro Group. Наша миссия – посредничество между регистрационным агентом и самим клиентом, а также предоставление дополнительных услуг по диверсификации активов.
  3. Обслуживающий банк – условия современности диктуют свои правила. Поэтому корпоративное обслуживание невозможно, если клиент не предоставил полные сведения обо всех акционерах, бенефициарах, источниках сбережений.   

Официально уведомляем клиентов, что помощь наших экспертов не несет каких-либо рисков по раскрытию информации о конечных владельцах компаний. Мы понимаем степень ответственности, аналогичных правил придерживается агент по регистрации. Если в оффшорном государстве запрещено разглашать сведения о бенефициарах, информация содержится в строгой секретности, а нарушения караются арестом. 

Другой вопрос – данные, переданные в банк. 

Важно! Чтобы не лишиться лицензии, любое банковское учреждение обязано передавать информацию о конечных держателях иностранного счета в налоговые службы страны, где определяется налоговое резидентство клиента. 

Поэтому вполне объяснимы требования банков к оффшорным и другим компаниям раскрывать истинных собственников. К тому же, многие страны присоединились к автоматическому обмену налоговой информацией, а это значит, что ваши зарубежные доходы и движения по счетам однозначно станут известны вашей налоговой службе. 

Кому и в каких случаях можно получить данные о владельцах оффшорной компании?

Любая юрисдикция располагает реестром предприятий. В зависимости от государства, где вы будете регистрировать оффшорную компанию, публичные записи могут давать доступ третьим лицам только к названию и лицу, назначенному директором.

В иных странах можно увидеть также акционеров, здесь, как правило, привлекаются номиналы.

То есть, условия изменяются, но итоги остаются прежними – вы можете не беспокоится за раскрытие личных данных в оффшорной юрисдикции, о чем могут узнать конкуренты и нанести непоправимый вред бизнесу. 

Когда сведения о конечных собственниках оффшорной компании могут быть раскрыты в государствах с закрытыми реестрами? Такой вариант возможен, если:

  • компания втянута в серьезное судебное разбирательство;
  • бизнесом интересуются международные контролирующие органы;
  • предприятие попало в поле зрения международных фискальных служб;
  • юридическое лицо не выполняет обязательства перед налоговыми органами страны, в которой предусмотрены конкретные правила по КИК. 

То есть, доступ к информации о владельцах могут иметь исключительно компетентные органы, в том числе других государств, иногда – только в рамках соглашений и конвенций по налоговым вопросам. С другой стороны, многие оффшорные страны не признают «чужих» судебных решений (вынесенных в пределах другой юрисдикции) и вправе отказать в их удовлетворении на законных основаниях.  

Банковская тайна больше не тайна – как уберечься от агрессивных конкурентов?

Мало того, что банковским учреждениям необходимо предоставлять полные сведения о владельцах оффшорных компаний, они также могут запросить финансовую отчетность и бухгалтерские документы. Как правило, необходимость их предоставления возникает при ежегодном продлении/обновлении вашего предприятия. 

Примечание: мы не призываем наших клиентов использовать оффшорную компанию для сокрытия доходов и любых незаконных действий. Наша цель – помощь обеспеченным и успешным людям защитить бизнес от посягательств конкурентов, недобросовестных родственников и рейдерства. 

Поэтому наши эксперты могут предложить РАБОТАЮЩИЕ и полноценные варианты корпоративного обслуживания оффшоров платежными системами и необанками.

Известные банки Карибского бассейна также готовы оказывать услуги предприятиям с регистрацией на территории классических налоговых убежищ.

В этих случаях информация о владельцах оффшорной компании не передается в рамках международного обмена, а некоторые государства просто не участвуют в нем. 

Публичные реестры в большинстве стран ЕС 

Публичный доступ – не слишком распространенная, но уже внедренная практика во многих государствах-участниках Евросоюза. Открытые реестры в основном располагают информацией не о владельцах компаний, а об акционерах/участниках.

Подобную информацию можно найти в открытых источниках регистрационных органов, в том числе с использованием сети Интернет.

В большинстве случаев вам не придется платить, чтобы увидеть такие данные, либо отправить символический сбор в казну государства.  

Определенные страны ввели реестры бенефициаров КИК – контролируемых иностранных компаний.

Согласно их законодательству, списки могут быть закрытыми, так как владельцы КИК обязаны уведомлять налоговые службы в своей стране о наличии зарубежного бизнеса (например, в РФ и Украине).

В таком случае данные могут быть открыты исключительно по официальному запросу компетентного органа и совершенно недоступны третьим лицам. 

Давайте рассмотрим, какие органы считаются компетентными в популярных для регистрации компаний юрисдикциях ЕС:

Страна-участник ЕСКонтролирующие и регулирующие организации, имеющие доступ к реестрам конечных владельцев компанийВедется ли публичный реестр?
МальтаДля компаний, трастов и фондов органы по борьбе с отмыванием денег, имеющие функции расследования или судебного преследования, финансовая разведка, национальные налоговые органы, любое лицо, письменно оправдывающее законный интерес. Да
КипрПрава доступа будут рассмотрены во вторичном законодательстве, которое на данный момент не доработано. В данный момент компетентными органами определяются таможенный и налоговый департамент, а также любые их подразделения. Реестры доступны лицам, ответственным за идентификацию клиентов. Подготовительный этап центрального реестра
Чехия Информация о владельце компании не может быть предоставлена с выпиской из торгового реестра и публиковаться. Доступ получают лица, заинтересованные в борьбе с уклонением от уплаты налогов, а также судебные, правоохранительные, ревизионные органы. Доступ разрешает Министерство юстиции Чехии.  Да
ЛюксембургС 1.09.2019 г. доступ к реестру бенефициаров может быть запрошен любым заинтересованным лицом. Раскрываются все сведения, кроме адреса и идентификационного номера владельца компании в Люксембурге. Подтверждающая конечную собственность информация не публикуется. Полные сведения могут получить прокуратура, финансовая разведка, администрация по регистрации доменов, налоговые органы.  

Источник: https://internationalwealth.info/office/komu-dostupna-informacija-o-vladelcah-offshornoj-kompanii/

Хождение за три моря: как доказать взаимосвязь с офшорной компанией

Бенефициар оффшорной компании

Нередко для сокрытия заинтересованности в сделке используют конструкцию т.н. офшорной компании – иностранной компании, зарегистрированной в юрисдикции с непубличной структурой владения акциями (долями) (традиционно, к ним относят Кипр, Британские Виргинские Острова, Панаму, Белиз, Маршалловы Острова и др.).

Дело в том, что третьим лицам крайне затруднительно получить информацию об акционерах (обычно номинальных) и тем более бенефициарах такой компаний: этой информации нет в публичном доступе и получить ее без согласия можно, как правило, только посредством специальной судебной процедуры.

Таким образом, узнать, кто же в действительности стоит за офшорной компанией и является ее конечным бенефициаром, а, значит, и доказать её аффилированность с другой стороной сделки, крайне сложно.  Но и не невозможно.

Как же получить информацию об акционерах и бенефициарах офшорной компании, а главное, доказать ее аффилированность, например, с другой стороной сделки в суде?

Предлагаю Вашему вниманию 5 советов, которые помогут Вам доказать аффилированность сторон(ы) сделки с офшорной компанией (или российской компании с её участием) в суде.

1. Соберите всю информацию об офшорной компании из публичных источников.

Прежде всего, нужно понимать, что для того, чтобы доказать аффилированность офшорной компании с контрагентом по сделке, далеко не всегда требуется раскрывать, кто же является ее конечным бенефициаром.

Так, на аффилированность может указывать не только наличие общего акционера (участника), но и ряд других признаков, например, совместное участие в других юридических лицах, совпадение в менеджменте в обществах, где участниками являются офшорная компания и (или) ее контрагент, нахождение офшорной компании и контрагента в одной группе лиц и т.д.

Эту информацию можно почерпнуть, прежде всего, из ЕГРЮЛ и различных справочных систем, также оперирующей публичными сведениями.

Не лишним будет проверить и судебные акты (как российские, так и вынесенные судом в офшорной юрисдикции) с участием офшорной компании или юридических лиц, в которых она является участником: возможно, суды уже делали выводы о её взаимосвязях и (или) конечном бенефициаре.

В этой связи, если задача стоит только доказать аффилированность офшорной компании с другим лицом, этих сведений может оказаться достаточно для этого.

Особое внимание следует уделить факту участия офшорной компании в других иностранных компаниях.

Дело в том, что с принятием четвертой директивы Евросоюза против отмывания денег (2015/849) о противодействии отмыванию государства члены-ЕС обязаны вести не только реестр участников юридических лиц, но и реестр их конечных бенефициаров.

Более того, такой реестр уже есть в ряде стран, не являющихся участниками ЕС, например, Украине, где в едином государственном реестре юридических лиц (https://usr.minjust.gov.

ua/ua/freesearch) содержатся не только сведения об их участниках, но и сведения об их конечных бенефициарах.

Важно отметить, что суды с интересом относятся к сведениям, полученным таким путем, и могут на их основании сделать вывод о бенефициаре офшорной компании (см, например, Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 04.06.2018 № Ф06-24408/2017 по делу № А49-3941/2017).

Таким образом, если вскроется факт участия офшорной компании, например, в украинском юридическом лице, из официального источника (единого государственного реестра юридических лиц) можно будет получить сведения о конечном бенефициаре этой офшорной компании.

2. Запросите в офшорной юрисдикции максимально возможный объем информации, доступный третьим лицам.

Конечно, в большинстве юрисдикций такой объем исчерпывается наименованием и номером компании, но в некоторых юрисдикциях об офшорной компании можно узнать куда больше.

Например, на Кипре любое лицо может получить копию годового отчета компании, который готовится в соответствии со стандартами МФСО и содержит, помимо прочего, сведения о юридических лицах, в которых участвует офшорная компания, а также о ее сделках с взаимосвязанными компаниями.

То есть, подобный отчет уже сам по себе может стать доказательством того, что оспариваемая сделка заключена между взаимосвязанными лицами.

Например, в деле № А49-264/2017 суд на основании такого отчета сделал вывод об аффилированности двух российских компаний, офшорные компании-учредители которых фигурировали в отчете как взаимозависимые лица.

3. Истребуйте через суд сведения об акционерах или бенефициарах у третьих лиц.

Помимо публичных источников информации, о которых речь велась выше, информацией об акционерах или бенефициарах могут располагать и иные лица, у которых можно истребовать эту информацию через суд.

У кого же можно запросить эти сведения?

3.1. У самой офшорной компании юридического лица с ее участием.

Очевидно, что офшорная компания должна располагать сведениями о том, кто же является ее акционерами и конечным бенефициаром. Поэтому логично требовать раскрытия ею этих сведений в судебном порядке.

Источник: https://zakon.ru/blog/2018/06/20/hozhdenie_za_tri_morya_kak_dokazat_vzaimosvyaz_s_offshornoj_kompaniej

Чтобы не было мучительно больно… Раскрываем бенефициаров иностранных компаний — Audit-it.ru

Бенефициар оффшорной компании

Центр структурирования бизнеса и налоговой безопасности

taxCOACH

Особенности англо-саксонской системы права позволяют разделять фигуры акционеров и бенефициаров компании.

И если сведения об акционерах находятся в открытом доступе практически во всех странах (за исключением офшорных юрисдикций, непосредственное сотрудничество с компаниями которых влечет признание сделок контролируемыми), то сведения о бенефициарах компании получить сложнее – они есть только у компании – регистратора и обслуживающего банка.

В последнее время все чаще СМИ упоминают о раскрытии различных иностранных структур владения, внесении изменений в двусторонние международные соглашения в части обмена информацией о принадлежности банковских счетов и т.п. 

Рассмотрим четыре типичные ситуации, в которых возникает необходимость раскрыть бенефициаров компании, формально контролируемой независимой иностранной компанией.

Во-первых, раскрытие бенефициаров добровольно – непосредственно самим бенефициаром.

Последняя наиболее яркая ситуация связана с владельцами «Домодедово». Напомним, что после терракта в «Домодедово» в 2011 году в отношении группы компаний проводились все возможные проверки – от налоговой до проверки генеральной прокуратуры, приведшей к возбуждению уголовного дела о нарушении правил авиационной безопасности.

Президент требовал раскрыть собственников аэропорта, однако, кроме того, что владельцем основной компании является резидент классического оффшора о.Мэн, узнать ничего не удалось. Затем было объявлено IPO, отменено IPO и даже объявлено о продаже компании новым инвесторам.

Покупателем, правда, выступила кипрская компания, и конечные собственники остались не раскрыты.

На наш взгляд, невозможность предъявления претензий, по крайней мере на уровне налоговой, было вызвано соблюдением «золотого правила»: не смешивать обеспечение имущественной безопасности с налоговой оптимизацией. 

После этого кнут сменили на пряник, пообещав значительные федеральные инвестиции в развитие инфраструктуры. Вполне логичным условием этого стало раскрытие конечных собственников компаний: по словам Президента, «важно четко понимать, кто, за чей счет, в каком объеме будет финансировать развитие аэропортовой инфраструктуры и за что отвечает в конечном итоге».

После этого один из топ-менеджеров компании – председатель Совета Директоров назвал себя бенефициаром аэропорта. Пока сложно предсказать, как будет развиваться ситуация далее: ряд экспертов высказывают мнение, что вновь объявленный бенефициар таковым не является и прикрывает куда более влиятельную фигуру.

Но в контексте нашего повествования важна не сама фигура бенефициара, а мотивация раскрыть ее. Переход от одних запретительных и угрожающих мер к стимулирующим – достаточно символичен.

Вторая ситуация – назовем ее добровольно-принудительной – связана с недавно внесенными изменениями в ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем» с целью противодействия финансовым операциям. Подробно о изменениях мы писали ранее (1).

В соответствии с изменениями на банки и иные организации, осуществляющие операции с денежными средствами и иным имуществом, возложена обязанность принимать меры по идентификации бенефициарных владельцев организаций при открытии расчетного счета, а также регулярно обновлять информацию о выгодоприобретателях и бенефициарных владельцах. Без идентификации бенефициарного владельца юридического лица банковский счет открывать запрещается. Более того, если юридическое лицо не предоставляет информацию о своих бенефициарах, бенефициаром может быть признан директор компании.

Напомним, что бенефициарным владельцем признается физическое лицо, которое в конечном счете прямо или косвенно (через третьих лиц) владеет (имеет преобладающее участие более 25 процентов в капитале) клиентом – юридическим лицом либо имеет возможность контролировать действия клиента.

Иными словами, банк может потребовать раскрыть структуру владения компанией, если ее участником, например, является иностранная организация.

Будучи заинтересованными в открытии банковского счета в конкретном «удобном» банке, клиенты сами раскрывают всю информацию перед банком.

В настоящее время такая информация является конфиденциальной, но не относится к банковской тайне, в связи с чем может быть предоставлена по запросу уполномоченных органов.

Третья ситуация, требующая раскрытия бенефициаров, связана с судебными разбирательствами и необходимостью доказать отсутствие связи между некоторыми участниками сделок.

Яркой иллюстрацией стало Постановление Президиума ВАС РФ от 26.03.2013 г. по делу №14828/12 (текст постановления опубликован только в июле 2013 года).

Высший Арбитражный Суд указал, что в случае участия в судебном споре офшорной компании, на нее возлагается бремя доказывания наличия либо отсутствия обстоятельств, свидетельствующих о самостоятельности офшорной компании во  взаимоотношениях с другими участниками процесса. Такое доказывание осуществляется, прежде всего, путем раскрытия информации о том, кто в действительности стоит за компанией, то есть раскрытия информации о ее конечном выгодоприобретателе.

Кратко остановимся на сути спора.

ВАС РФ указал, что имеются косвенные доказательства, позволяющие усомниться в добросовестности сторон, в частности общий представитель ответчиков в суде. Это должно было побудить суды исследовать структуру владения офшорной компании, формально являющейся собственником спорного имущества.

Непубличная структура владения офшорной компанией, отсутствие реестра акционеров, не должно ставить неограниченный круг лиц в ущемленное положение вследствие невозможности самостоятельно получить необходимую информацию.
Данный спор не является налоговым, однако содержит важный вывод – о возложении на закрытую структуру обязанности раскрыть своих конечных владельцев. 

Каким образом при новом рассмотрении дела Ответчик из Доминики будет раскрывать своих бенефициаров, увидим при новом рассмотрении дела, которое только началось в Арбитражном суде города Москвы.

И, наконец, четвертая ситуация связана с получением информации о структуре владения ценным имуществом кредиторами и использованием этой информации при обращении на это имущество взыскания по долгам бенефициара.

Наиболее громкое дело в этой связи связано с привлечением к субсидиарной ответственности собственника крупного девелопера  «МИАНа»господина Сенаторова А.Г., выступавшего поручителем по банковским кредитам (Кассационного Определения Московского Городского Суда от 25 декабря 2012 г. N 4г/2-12260/12).

И здесь мы снова возвращаемся к раскрытию информации о структуре владения перед банками. Учитывая, что взыскателем выступил «Альфа-банк», вполне вероятно, что первичную информацию о подконтрольности активов поручителю банк получил от него – в момент оформления кредита, когда о возможном кризисе и рисках невозврата кредита в таких масштабах собственник бизнеса не задумывался.

А «структура владения» активами была действительно внушительной.

Иными словами, была выстроена многоступенчатая корпоративная структура с использованием различных юрисдикций и организационно-правовых форм юридических лиц. Что же позволило кредиторам получить эту информацию? 

Для этого были так же использованы особенности внутреннего кипрского законодательства и наличие у Кипра договоров об обмене информации.

«Альфа-банк» уступил права требования к поручителю по кредитам родственной кипрской компании «Дейлмонт Лимитед», тем самым первоначальные судебные разбирательства были перенесены в европейскую юрисдикцию.

Это позволило получать информацию с BVI, о.Джерси о бенефициарном владельце, принимать обеспечительные меры.

Эта же кипрская компания выступила истцом в российском суде, предоставив туда всю полученную информацию. 

Суды признали, что конечным собственником имущества является именно поручитель.

Решения судов по этому делу были частично отменены – в отношении двух объектов недвижимости. По ним споры еще продолжатся, но по иным основаниям, не связанным с доказыванием бенефициарного владельца.

Таким образом, в текущих условиях при использовании преимуществ иностранных юрисдикций и англо-саксонского права для обеспечения «скрытого владения» необходимо оглядеться вокруг и внимательно посмотреть на используемые инструменты, исходя из совокупности следующих постулатов:

1) Недопустимо сочетать инструменты налоговой оптимизации и обеспечения имущественной безопасности и/или скрытого владения. С этой точки зрения до 70 % действующих моделей требуют корректировки;

2) Иностранные компании не могут рассматриваться как «волшебная пилюля», позволяющая злоупотреблять правами и прятать «концы в воду».

При отсутствии злоупотреблений, используя одни запретительные меры, раскрыть структуру владения невозможно.

Сноски: 

Источник: https://www.audit-it.ru/articles/finance/a106/643588.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.